Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Север – полигон духа и символ чистоты


Вспомнил отчего-то, как подавал после школы документы в Институт Арктики и Антарктики. Не прошел стогую медкомиссию. Пошел на философию. Там железное здоровье не требовалось. Кстати, была у нас в семье культовая советская «Книга о вкусной и здоровой пище». Самый короткий рецепт в ней назывался «Философ». Дословно: «яйца с мозгами». Такое вот бытовало отношение к этой науке. Да и сейчас... Но не об этом.

Collapse )




Свинья Шредингера


Про кота Шредингера вы все более или менее знаете. Среднестатистического кошака помещают в ящик с куском плутония и предлагают угадать: он наполовину мертв или же жив, курилка? Та же фигня с принципом неопределенности Гейзенберга. Нельзя одновременно выяснить, где эта гребаная элементарная частица находится в данный конкретный момент. Либо в ж…пе, либо при власти. Корпускулярно-волновой дуализм, однако. Зачем понадобились законы квантовой механики? Потому что базовые принципы психоанализа и психиатрии за две недели до дня выборов у нас уже не работают. Вообще. Вы последнюю акцию «Национального корпуса» видели?

Collapse )


Элита как постсоветский феномен

Несколько лет назад я оказался в коллективном лекционном туре по ведущим польским университетам. Нам на троих сняли многокомнатный номер с общей светлой гостиной. Небольшому академику, мне и великому писателю. (Не буду называть его имя, чтобы не обвинили в рекламе.) Вечером мы с академиком накрыли в гостиной поляну. Ну там нарезка, домашние соленья, отечественная водка из дьюти-фри, уже сильно охлажденная в гостиничном холодильнике. Долго ждали третьего. Писатель не явился.

Я знал, что русские военные иногда не являются даже на широко анонсированную войну. Но не ведал, что русские писатели могут проманкировать обильное застолье. А он так и не приехал. Гений. Их мало, но легко отличить. Посредственный писатель всегда сильнее, обильнее, многограннее и непредсказуемее своих произведений. Талантливый равен им. А гений, конечно, как личность уступает своим творческим детищам. В них сокрыто, закодировано куда больше, чем в его собственном уме, чувствах и опыте. Такая вот мистика.

Collapse )


Если что – мы геологи


Ироничный Никита Михалков, видимо, чтобы несколько снизить пафос своих видеосюжетов, заканчивает их фразой своего давнего наставника-мичмана: «Расходимся по одному. Если что – мы геологи». Наставление по своей форме относится к жанру военного абсурдизма. Но меня неизменно цепляет. И доказывает, что абсурд (нечто алогичное, нелепое, противоречащее здравому смыслу – по «Википедии») часто глубже проникает в суть жизни, чем любая логистика. Просто один абсурд раскрывается лишь другим абсурдом. Но хватит гегельянщины.

Collapse )



Русский ученый: жизнь и смерть

Нет ничего слаще, чем маленький хорошо приготовленный кофе с великим собеседником. Кофе в Школе госуправления имени Кеннеди Гарвардского универа готовили не очень. И подавали в громадных бумажных стаканах. (Эх, погубят Америку голимые бумажные стаканы.) Но собеседник был реально велик. Сэмюэл Филлипс Хантингтон, лучший, по моему мнению, американский политолог, был еще и прекрасным слушателем. Он не перебивал, очень деликатно спорил, не давил своим возрастом и авторитетом. Мы встретились с ним незадолго до его светлого ухода из жизни – он ушел прямо в Рождество!

Немного спорили о его знаменитой доктрине столкновения цивилизаций. Он, в частности, утверждал, что на территории Украины будет война, так как там чуть ли не посредине страны проходит линия цивилизационного разлома. Я смеялся и говорил, что это – бред. Мол, никогда братья воевать не будут. Отсмеявшись, спросил, какие теории это подтверждают. От ответил: «Теория Николо Данилевского»...

Collapse )

Гибель вселенной




Умер мой давний друг. Виталий. Ушел тихо, буднично, незаметно. Такова диалектика: живешь неброско – умрешь незаметно. Если б его не стало, когда он был спецкором самой тиражной в Союзе газеты, – некрологи, венки, торжественные церемонии. Если б он покинул бренный мир с поста автора сатирических проектов, – пронзительные тосты ярких коллег, соболезнования власти...


Collapse )

Горе без ума



Недавно встретился со своей замечательной знакомой. Не виделись несколько лет, а стиль остался тот же. Трогательная всепогодная шляпка, рассеяно-пронзительный взгляд, безупречно-избирательная память. И ирония, конечно. Ольга – жена (не люблю слова «вдова»), помощница, соратница моего учителя Александра Зиновьева. Философа, логика, социолога. Гения! Нет, это не метафора или гипербола. Я читал как раз лекции в одном из самых известных университетов мира, когда узнал, что по некой сложной и комплексной методике Зиновьев номинирован «самым умным в мире человеком двадцатого столетия». Мощно! Особенно, когда знаешь, что каким-то боком (бочком) причастен.


Collapse )

Тот, который во мне сидит…




В середине девяностых я мыл алмазы на реке Оранжевой. Так получилось. Во-первых, сама Оранжевая, это как воплощённые детские грёзы из книжки «Капитан Сорвиголова». Во-вторых, это новое время, когда казалось, что всё продается и покупается, а за горсть блёклых стекляшек можно и жизнь купить, и душу продать. Негранёные алмазы, как оказалось, выглядели как битое бутылочное стекло.


Collapse )

Американцы превращают Украину в радиоактивную помойку




Как я всегда говорил, к человеку относятся ровно так, как он позволяет к себе относиться. Эта аксиома также относится к государствам и народам. Если у народа нет и крупицы собственного достоинства, с ним можно делать все что угодно. Он безропотно снесет даже самые отвратительные вещи, которые с ним будут делать. Точно так же, как это сейчас происходит на Украине.

Украинские граждане позволили превратить себя в нищее бесправное быдло, которое можно спокойно унижать, которому можно внаглую врать любую ахинею, которое можно отправлять убивать и умирать за американские геополитические интересы, в которое можно безнаказанно стрелять (если ты, конечно, депутат или «патриот»), которое можно грабить, на котором можно испытывать биологическое оружие (на Украине 14 американских военных биолабораторий – больше, чем в любой другой стране мира) и так далее.


Collapse )

О проституции в области литературы




Я тут как-то упомянул светоч белорусской литературы, лауреатку Нобелевской премии Светлану Алексиевич как старую, продажную суку (уж простит за резкость). Резко конечно и не толерантно. Но ведь оно так и есть. И не потому, что она тупой гов…т, рассуждающий о том, в чём совершенно не разбирается, а потому что не имеет ни чести, ни совести. И об этом свидетельствуют ФАКТЫ.


Collapse )