Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Элита как постсоветский феномен

Несколько лет назад я оказался в коллективном лекционном туре по ведущим польским университетам. Нам на троих сняли многокомнатный номер с общей светлой гостиной. Небольшому академику, мне и великому писателю. (Не буду называть его имя, чтобы не обвинили в рекламе.) Вечером мы с академиком накрыли в гостиной поляну. Ну там нарезка, домашние соленья, отечественная водка из дьюти-фри, уже сильно охлажденная в гостиничном холодильнике. Долго ждали третьего. Писатель не явился.

Я знал, что русские военные иногда не являются даже на широко анонсированную войну. Но не ведал, что русские писатели могут проманкировать обильное застолье. А он так и не приехал. Гений. Их мало, но легко отличить. Посредственный писатель всегда сильнее, обильнее, многограннее и непредсказуемее своих произведений. Талантливый равен им. А гений, конечно, как личность уступает своим творческим детищам. В них сокрыто, закодировано куда больше, чем в его собственном уме, чувствах и опыте. Такая вот мистика.

Collapse )


Последняя миссия «великого Кобзаря»


Неожиданную, наверное, для многих передачу выпустил недавно в эфир Первый канал Национального радио Украины. Точнее, не передачу даже, передача была самой обычной. Неожиданным в ней оказался небольшой фрагмент. Гостья студии некая Наталья Буряк, представленная как историк и археолог, упомянула о гомосексуальном подтексте в одном из стихотворений Тараса Шевченко «У тієї Катерини…» («У той Катерины»).

Упомянула как бы случайно, между прочим. Ну, просто к слову пришлось. Вместе с ведущей они слегка посмеялись по этому поводу и перешли к другим темам. Казалось бы, и внимания особого обращать на это не стоит. Между тем это мимолётное упоминание может быть знаковым.

Collapse )



Отходы украинской «нэзалэжности»



У Рэя Бредбери есть роман. Называется «451 градус по Фаренгейту». Для подавляющего большинства укрограждан ни автор, ни это произведение, ни о чем не говорят. Потому что истинные украинцы книги не читают.

По их мнению, данное занятие – глупость. Уж лучше огород вскопать, покормить поросят, сходить на базар или просто тупо втыкать в зомбоящик до закипания мозгов.

Именно поэтому Украина периодически становится иллюстрацией к разным романам-антиутопиям. «451 градус по Фаренгейту» уже давно про Украину. Точно так же, как «Скотный двор» и «1984» Джорджа Оруэлла.

Я всё это вспомнил в связи одной интересной мыслью, которая прозвучала у Бредбери…

«Мы живём в век, когда люди уже не представляют особой ценности. Человек в наше время – как бумажная салфетка: в неё сморкаются, комкают, выбрасывают, берут новую, сморкаются, комкают, бросают...».

На Украине таких салфеток, в которые сморкаются и которыми подтираются уже миллионы! Как я не раз говорил, для порошенковской клики и западных хозяев Украины, украинское население – дешёвый расходный материал…

Collapse )

Мечта

Все-таки приехал в домик Александра Грина в Старом Крыму. Много раз собирался посетить классика романтизма, еще чуть ли не в юности, но сдерживало прохладное отношение к его творчеству. Я не считал его великим, даже крупным писателем. Мне не хватало детальности и точности его пера. Созданное им литературное пространство больше напоминало муляж, мираж, марево, фата-моргану, чем творчески реконструированную живую физическую и психологическую реальность.

Collapse )

Размер… смысла имеет значение

Был в Венгрии на небольшой конференции. Точнее, даже вел её. Скучно не было – тема интересная. «Можно ли быть независимыми в эпоху глобализации?» Это было аккурат в день, когда Сорос публично признался, что проиграл Венгрии в попытке втиснуть её в «открытое общество», то есть глобализировать. Сильно получилось. Страшный и великий «финансовый Гудвин» впервые спасовал перед маленькой, ранее абсолютно послушной и внешне управляемой страной. Притом, что он до сих пор успешно рулит такими немаленькими и внешне более ершистыми государственными образованиями, как, например, Украина.

Вот и пошел разговор о том, что делает страну более мускулистой, самостоятельной, защищенной от постороннего давления и чужих советов. Как я уже отметил, здесь размер не имеет значения. Географический размер. Но что тогда?

Collapse )

Нисхождение с Фукуямы


Жена на танго-марафоне познакомилась с симпатичной парой. Из российской уральской глубинки. Он – бывший малообеспеченный преподаватель химии. Сейчас состоятельный торговец парфюмерией. Она – так, просто супруга. Ну, еще дает у себя платные уроки неожиданно ставшего популярным танго. Веселые, позитивные, пьющие. Сидим за столом. Ищем темы для разговора. Они показывают фотоальбом в телефоне. «Вот мы в Греции у Парфенона, а это в Италии у Колизея, а это в Бали...» Обычный дежурный треп российской пары, неожиданно для себя «нашедшей тему» и «поднявшейся» до уровня постоянных клиентов турбюро.

Collapse )

Гибель вселенной




Умер мой давний друг. Виталий. Ушел тихо, буднично, незаметно. Такова диалектика: живешь неброско – умрешь незаметно. Если б его не стало, когда он был спецкором самой тиражной в Союзе газеты, – некрологи, венки, торжественные церемонии. Если б он покинул бренный мир с поста автора сатирических проектов, – пронзительные тосты ярких коллег, соболезнования власти...


Collapse )

Мягкая сила vs твердых коленей




У меня есть аспирантка Аня. Миниатюрная, ответственная, красивая. Говорит на четырех языках без акцента. Пишет диссертацию о пересечении идей и близости взглядов Антонио Грамши и Серго Орджоникидзе. Для непосвященных коротко замечу, что эти исторические фигуры и мистически схожи, и радикально различны. Почти ровесники, умерли в один год с люфтом в пару месяцев, родились в похожих маленьких провинциальных городках, главное образование получили в тюрьмах, создавали партии с одинаковым названием, даже внешне были схожи – волосы дыбом, неистовый взгляд... Но один был рафинированным интеллектуалом, философом, писателем, идеологом. Другой – холеричным практиком, бесстрашным боевиком, неутомимым управленцем.


Collapse )

Чайка




Возможно, в прошлой жизни я был мусорщиком. Мусор притягивает меня, мобилизует, вдохновляет. Да, кого-то из писателей, помнится, вдохновляла пятидесятая чашка кофе (Бальзак), кого-то ― первый бокал шампанского (Тургенев), кого-то ― звуки танго (Сартр)... А тут вот ― трэш, мусор.


Collapse )

Неузнаваемая Германия




Знакомый немецкий политик пригласил в Берлин на день подписания Большой коалиции. Сказал, что после подписания я не узнаю страну. Закончатся наконец бесконечные полугодовые переговоры, мама Меркель вздохнет спокойно и сформирует долгожданное новое пятиголовое правительство. Страна станет другой!

Ехать надо. Решил добираться на автобусе с Балкан: дешевле, да и посмотреть интересно в окошко на страну, в которой давно не был. И не зря. В Дрездене охватила сладкая ностальгия. В советские еще годы строил в студотряде дорогу Лейпциг – Дрезден. Вроде стоит, как все советское. И вдруг другая, острая, ностальгия – по Китаю. Дрезден сегодня – это Шанхай девяностых! Только там и тогда я видел на улице столько велосипедистов. Причем все, как в том подзабытом Китае, в одинаковых стеганых курточках. Раньше «ватники» назывались, нынче, наверное, как-то по-другому – по-модному. Сейчас в Шанхае легче на трассе увидеть «Бентли», чем велик. А здесь целый поток. Забавно.


Collapse )