АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Categories:

Русский смысл




Практически одновременно в поле моего зрения оказались два интригующих факта. Первый, когда перечитывал одну из версий истории «Варяга». Раньше как-то ускользал от внимания тот эпизод, что продумывая ход и исход предстоящего последнего «парада», командование крейсера прикидывало способы спасения корабельного кота и канарейки. Зацепила именно несоразмерность обсуждаемых задач: нанести максимальный урон роковому противнику, предъявить всему миру величие русского духа, не посрамить честь воинской присяги и императорского флота... И в этот же высокий набор затесались какой-то флотский рыжий кошак с хриплым кенаром. Которых, кстати, таки спасли из огня и ледяной воды...

Почти тут же наткнулся на историю о том, как, расследуя «дело Скрипаля», английские следаки мимоходом «усыпили» в его доме случайных свидетелей — домашнего кота и канарейку. «Чтоб не мучились!» (Хотя если б их спросили, как они хотят погибнуть — быстро или помучиться, по крайней мере котяра, скорее всего, ответил бы голосом Матроскина или Сухова: «Лучше бы помучиться». Знаю я этих котов, хотя и не умею готовить.) ... Такие вот истории.

А вспомнились они мне именно сейчас, накануне дня рождения Николая Данилевского. Естествоиспытателя, философа, геополитика, гения. Я уже писал о Николае Яковлевиче. Его работы поражают масштабностью и энциклопедизмом, хотя создавались в основном в очаровательной, но глухой провинции — горной деревеньке Мшатка. Его жизнь и судьба завораживают яркостью, путешествиями и приключениями. Благодаря его примеру я продлил до законченной триады известную максиму: если ты не социалист в двадцать лет, у тебя нет сердца, если ты не либерал в сорок лет, у тебя нет мозгов. Добавил: если ты не консерватор в шестьдесят лет, у тебя нет ни мозгов, ни сердца. Он это доказал, сняв попутно и могуче пренебрежительный привкус со слов «консерватор», «патриот», «державник».

Но меня он еще интриговал именно внешней несоразмерностью своих задач, достижений и жизненных подвигов. Его перу принадлежит фундаментальное исследование «Россия и Европа». С него фактически началась и российская, и мировая осознанная геополитика. Не случайно эту книгу назвали самым умным научным трудом столетия на русском языке.

И он же, дворянин, генерал, научил на рыбацких станах биндюжников правильно готовить, а не выбрасывать как сорную рыбу каспийскую сельдь. (Сейчас мало кто поверит, что до него тысячи тонн этой идеальной закуски просто зарывались в песок.)

Наследие Данилевского обширно и далеко не расшифровано, хотя он на голову опережал по глубине и методологичности будущих оппонентов — Шпенглера и Тойнби. Но сейчас не будем входить в подробности. Главным видится то, что он в позапрошлом столетии предвосхитил сегодняшние главные и политические, и геополитические сюжеты. Причем сделал это и до своей смерти, и после — вольно и невольно... Что касается политики…

По завещанию Николай Яковлевич похоронен в, пожалуй, самом красивом месте на планете — на территории своего бывшего имения. С одной стороны высоченная скала, с другой — безбрежное море. Я много лет приезжал на его могилу. Видел, как рядом стал возводиться замок постсоветского олигарха. Стройка нависала, наступала на беззащитный скромный мемориал мирового гения. Казалось, еще немного и его последнее пристанище станет захламленной частью хоздвора наглого нувориша. Потом случилось чудо. Стройку заморозили. Мемориал облагородили и расширили. Там сейчас собираются интеллектуалы со всего просвещённого мира, сухие старушки- правнучки с цветами и трудами русского классика. А могла бы суетиться вихлястая челядь, отмороженные охранники и крутозадые б...ди ферросплавного короля с французским шампанским.

Россия отрезвляется? Неужели уже мертвые русские ученые стали теснить еще живых космополитических толстосумов? Посмотрим...

Но ключевое значение Данилевского все же еще глубже... Сейчас стало общим местом заключение о том, что Россия не может существовать как обычная, рядовая, неприметная страна. Она либо сверхдержава, либо ничто. Так уж ее программировали история и территория, создатели и враги. Эту мысль многие разделяют, но немногие наполняют. Либо наполняют важным, но не решающим содержанием. Да, экономическая мощь — ВВП; да, военный инновационный потенциал; да, безбрежный сырьевой ресурс... «Тепло» — без этого мировую державу не сделаешь. Но еще не «горячо»!

«Горячо», — сказал Николай Яковлевич. Именно он создал стройную классификацию культурно-исторических типов. В этой классификации высшее, десятое место занимает романо-германский, или европейский тип. Совершенное цивилизационное образование. Но такое больное-больное... Россия же даже в ореоле славянства еще не дотягивает до собственного типажа. Не хватает как раз европейской экономической и культурной мощи. Но главное, не хватает осознания своего ключевого смысла, стратегии и преимуществ существования. Отсюда и теория конвергенции, и мазохистское желание слиться с Европой и умереть полюбовно в братской могиле.

Но тут и оживает напутствие Николая Яковлевича. Пожалуй, центральная его идея в том, что только русский мир способен преодолеть прекрасное…

Полностью читать ЗДЕСЬ

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments