АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Categories:

Выбравшие свободу и свинья Просвещения


Победители майдана на Украине постоянно утверждают, что они предпочли свободу несвободе, а мы над ними регулярно за это потешаемся, интересуясь где же это они нашли свободу у себя в полицейском государстве. Но, если взглянуть на предмет с точки зрения экзистенциального выбора, то придётся признать, что результат нескольких майданов привёл население Украины к большей свободе, если рассматривать свободу, как абсолют, а не как осознанную необходимость.

Разрушилось и критически ослабело украинское государство. Но ведь государство и есть главный ограничитель личной свободы в пользу коллективных интересов. Украинское государство ещё в силах пока подавлять определённую категорию своих граждан – сторонников максимального сближения Украины с Россией и интеграции Киева в созданные и создаваемые Россией на евразийском пространстве экономические и политические структуры. Однако сосредоточившись на этой функции – функции подавления отдельной (всё ещё достаточно крупной) социальной группы, государство вынуждено было пожертвовать всеми остальными своими функциями.

Оно не в состоянии выполнять социальную функцию (образование, медицинское обслуживание, развитие науки, культуры и т.д.). Украина не в состоянии выполнять функцию вооружённой защиты государства. Крым был отдан без единого выстрела. В Донбассе армия, национальная гвардия, спецназ СБУ и погранвойска все вместе, да ещё с добавлением добробатов, не смогли подавить восстание против киевского режима. В Румынии, Польше и Венгрии открыто, на высоком политическим уровне обсуждается возможность раздела Украины в среднесрочной перспективе. Рассматриваются разные варианты, но ни в одном из них не допускается возможность эффективной вооружённой защиты Киевом целостности государства.

Олигархам власть отдавала при Порошенко на откуп целые регионы, отдаёт и сейчас. Зеленский уже заявил, что реформирует СБУ и заберёт у неё функцию борьбы с экономической преступностью. Это при том, что большинство голосовавших за него рассчитывало, что он прекратит осуществляемый СБУ политический террор. Но нет, «молодой незамаранный» президент сокращает возможность государственного контроля над олигархами, разрушая механизм спецслужбы, непосредственно работавший на этом направлении. Что же касается политических заключённых, то их судьбы Зеленского не интересуют.

Станут ли олигархи свободнее после реформ Зеленского? Однозначно станут. Они и так уже нивелировали роль президентской власти практически до нуля. Через месяц они набьют такими же куклами парламент. Будучи непрофессиональными, не владея механизмами, приводящими в движение государственный аппарат, эти «новые лица», хоть в Раде, хоть в переименованной в Офис президентской администрации будут абсолютно беспомощны, как все вместе, так и каждый в отдельности. Они станут ширмой, за которой назначенное олигархами правительство и региональные власти будут принимать продиктованные олигархами решения. Для украинского олигархата наступает эра полной свободы.

Но наступает она и для населения. Если не носить георгиевскую ленточку и не поддерживать публично Россию, то можно даже по-русски говорить и писать, несмотря на все запреты (как вступившие в силу, так и только готовящиеся). В остальном же население полностью свободно: от работы, от социального обеспечения, от медицинского обслуживания, от образования и даже от полицейской защиты. Странно, не правда ли, полицейское государство не может обеспечить нормальный уровень защиты своих граждан от обычных уголовников.

Всё это вместе и означает полную свободу. Свободу от государства. В первые месяцы после октябрьского переворота 1917 года, когда была добита государственная власть старого режима, которую начали разрушать ещё февралисты, а новые государственные структуры не начали действовать, на территории бывшей Российской империи творилось примерно то же самое. И это не только называлось, но и многими воспринималось, как полная свобода.

Дело в том, что человек испытывает дискомфорт не от определённого общественного строя, а от государства. Чем активнее государство пытается взять на себя удовлетворение запросов разных общественных и политических групп, тем больше оно вынуждено ограничивать права населения в целом, усиливать контроль над ним, развивать механизмы принуждения, делая их более тонкими и всепроникающими.

Настоящее современное государство, как, например, Россия, контролируется сотнями тысяч видеокамер, позволяющими увидеть в режиме реального времени и моментально пресечь практически любое преступление. Государство контролирует банковскую систему и благодаря этому легко пресекает попытки отдельных богатых людей уходить от налогов, выводя средства в оффшорные юрисдикции.

Но камеры следят не только за преступниками. Мелкие административные нарушения, которые обычные люди склонны с лёгкостью прощать себе и другим, государство фиксирует и не прощает. Российские автомобилисты за последние десять лет стали ездить даже аккуратнее своих европейских собратьев не потому, что стали вежливее, воспитаннее и культурнее, а исключительно в силу неотвратимости штрафа за нарушение, фиксируемое бездушной камерой, с которой нельзя договориться.

Современное государство, пользуясь возможностями современной электроники, максимально ограждает своих чиновников от непосредственного общения с гражданами, чтобы минимизировать возникновение ситуаций провоцирующих коррупцию. Но у медали есть и другая сторона. Раньше чиновник имел дело с конкретным человеком, он мог вникнуть в особенность его ситуации и помочь, просто закрыть глаза на не совсем правильно оформленный документ и т.д. Сейчас чиновник имеет дело только с информацией, полученной в электронном виде. Во многих случаях, даже если он захочет проигнорировать несущественную ошибку в заполнении какой-либо формы, машина не даст перейти к следующему этапу работы, пока не решены проблемы текущего.

Аналогичным образом, контролируя счета миллиардеров, государство контролирует и счета обычных граждан. И санкции к ним за нарушения применяются одинаковые.

И так во всём. Больше порядка – больше контроля – меньше свободы. Именно идеальной свободы меньше, свободы, которая «что хочу, то и ворочу», свободы для меня лично поступать так как мне удобно, не считаясь с интересами общества. В ином варианте государство – осознанная необходимость. Бывает, что оно создаёт нам проблемы, но без него совсем плохо.

Так вот, победители майдана почти достигли идеальной свободы, свободы, как…

Полностью читать ЗДЕСЬ

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments