АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Category:

Зеленский и Рада – в чью пользу окажется взаимный «игнор»


В президентских республиках (под этим определением объединим все государства, у президентов которых полномочия превышают «представительские») конфликты глав государств с парламентом – ситуация обычная и в общем рабочая.

Как, собственно, и в других ситуациях, стороны на публику могут пламенно обличать друг друга, но одновременно в кулуарах спокойно, по-деловому общаться, вести переговоры и когда не находить, а когда находить взаимоприемлемые решения, иногда «глобальные», а когда и ситуативные по каждому конкретному вопросу.

Вот и у Владимира Зеленского конфликт с Радой возник «планово», поскольку о её роспуске он объявил прямо в инаугурационной речи и, более того, её напор и экспрессия создали впечатление, что основные парламентские силы не решатся «перечить» воле выигравшего с огромным перевесом выборы нового президента.

И действительно, состоявшиеся сразу предусмотренные Конституцией консультации президента с лидерами фракций и руководством парламента о его роспуске (после ритуальных выходок Ляшко) перешли в деловой разговор о реализации президентских инициатив об изменении избирательной системы – полном отказе от мажоритарки в пользу пропорциональной системы.

О том, что компромисс достигнут, говорило и то, что спикер Парубий созвал уже на следующий день внеочередное заседание парламента, чтобы принять предложения президента, дабы назначенные им выборы проходили уже по новым правилам (т. е. сам факт их назначения был воспринят как данность). Однако на следующий день только вступившего в должность президента ждало большое разочарование – депутаты специально собрались посреди непленарной недели (а кворум в зале мало отличался от обычного) только для того, чтобы не внести президентский законопроект в повестку дня, тем самым четко показав свое отношение к новому главе государства.

И это тем более показательно, что согласованный накануне вариант был в целом выгоден основным нынешним парламентским игрокам, прежде всего Блоку Петра Порошенко. Ведь единственным выгодоприобретателем предлагаемых изменений Зеленский был только на первый взгляд. Да, по партийным спискам опросы сулят ему огромный успех (43% – максимальная цифра, но и остальные около неё) плюс возможность провести в Раду действительно своих надежных людей. По мажоритарке же, где избиратели больше голосуют за конкретных людей, а не за партийные бренды, ему просто нереально за столь сжатый срок отобрать и обеспечить необходимыми ресурсами достаточное количество сильных кандидатов.

Но ведь и тот же БПП получал возможность провести в Раду напрямую, по партийным спискам, вдвое больше депутатов (не говоря уже о том, что чем больше в списке проходных мест, тем, скажем так, проще обеспечить финансирование кампании). Снижение же проходного барьера с пяти процентов до трех (уступка Зеленского своим визави) делало совершенно гарантированным прохождение в парламент БПП. На тот момент у него рейтинг был порядка 9%, но с сильным нисходящим трендом, который за два месяца мог опуститься и ниже 5% (ведь вчерашний президент теперь стал лишь «одним из...»).

Тем более снижение процентного барьера позволяло значительно уверенней почувствовать себя Ляшко, уже по опросам упавшего ниже проходного минимума. А ведь опять-таки чем выше шансы, тем охотнее приходят спонсоры и, более того, избиратели, делая свой выбор, также ориентируются на то, насколько проходной является данная партия, чтобы не потратить зря свой голос. В силу всего вышесказанного снижение барьера давало бы надежду и шанс даже «Народному фронту».

При этом потери Зеленского на мажоритарной площадке отнюдь не означают автоматический переток этих мандатов к нынешним парламентским силам. Их партийные бренды не настолько пользуются сегодня успехом у избирателей, чтобы давать их «правообладателям» на данном округе какие-либо преимущества – чаще всего наоборот. А независимые депутаты, как показывает опыт, независимо от идеологической артикуляции, к сотрудничеству с властью настроены «конструктивно».

И еще один немаловажный момент нужно отметить. Договоренности 22 мая предусматривали значительное усиление императивного мандата, т. е. лишение возможности депутатов по партийным спискам «своевольничать», тем паче открыто разрывать с политсилой, приведшей их в парламент. А мажоритарщик – «свободный человек», полный хозяин своих обязательств как перед избирателями, так и перед политическими партнерами. «Тушками» же чаще всего становятся оппозиционеры, «осознавшие» правоту власти. О том, что представители нынешнего условного большинства в Раде в её будущем составе окажутся в оппозиции, можно говорить достаточно определенно.

Так что еще неизвестно, какой вариант в конечном итоге может оказаться для Зеленского выгоднее. Абсолютное большинство в новой Раде «Силе народа» получить вряд ли получится, значит, для создания коалиции придется искать партнеров, причем у Зеленского уже заявили, что с Оппоплатформой и другими «антимайданными» силами объединяться не будут. Значит, остаются «проевропейские», и у каждой из них есть шанс стать младшим партнером. А вот при сохранении смешанной системы у президента есть шанс добрать голоса для коалиции за счет мажоритарщиков, которые наверняка обойдутся дешевле (во всех смыслах), чем одна или две фракции политических партий.

Столь подробный анализ уже нереализуемой реальности я привел для того, чтобы показать, что…

Полностью читать ЗДЕСЬ




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment