?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Flag Next Entry
Почему на Донбассе продолжают стрелять
andreyvadjra


На кого как, а на меня инаугурационная речь Владимира Зеленского произвела сильное впечатление.

Ведь главный акцент он сделал на достижении мира, и, как все обратили внимание, в своем выступлении он ни разу ни упомянул Россию, в том числе и в качестве «государства-агрессора». Более того, произнеся: «Не мы начали эту войну. Но нам эту войну заканчивать», ― он не уточнил, кто её начал, и это можно понимать двояко: как очень тонкий намек на уходящую власть, на её, по крайней мере, значительную часть вины в том, что произошло, о чем более определенно говорит следующая фраза:

«…Возвращение утраченных территорий. Честно говоря, мне кажется, что эта формулировка не совсем корректна. Ведь невозможно потерять то, что и так наше. И Крым, и Донбасс – это наша украинская земля. Где мы потеряли самое главное. Это – люди. И сегодня мы должны возвращать их сознание. Вот что мы потеряли. За эти годы власть не сделала ничего, чтобы они чувствовали себя украинцами. Знали – они не чужие, они наши, они украинцы».

Таким образом, для умеющих читать между строк заявления политиков, его программа, несмотря на использованные экивоки и эвфемизмы, вполне поддается расшифровке. Зеленский трактует происходящее, прежде всего, как внутренний конфликт, и для его разрешения, «для того чтобы наши герои больше не погибали (очень тонкий акцент, – Авт.), я готов на все. И я точно не боюсь принимать сложные решения, я готов терять свою популярность, свои рейтинги, и если будет нужно – я без колебаний готов потерять свою должность, чтобы только наступил мир. Не теряя наших территорий… И мы готовы к диалогу» (в контексте вышесказанного им нужно понимать, что и тут речь идет не о непосредственно России).

Поэтому я достаточно критически настроен не столько к некоторым последовавшим за программной речью (а инаугурационная не может быть иной по определению) заявлениям и поступкам, сколько к резкой критике в его адрес со стороны многих наблюдателей. Ведь политика ― «искусство возможного», а Зеленский, безусловно, самый «миролюбивый» из реальных претендентов на президентское кресло на выборах 2019 года.

Да, Юрий Бойко при определенных обстоятельствах мог выйти во второй тур, но в нем он, безусловно, проиграл бы любому кандидату, включая Порошенко, причем показательно, что и на этапе избирательной кампании все «прочие» (кроме Зеленского) соревновались в ура-патриотизме и антироссийской риторике. Ну в самом деле, видел ли кто в Тимошенко, Гриценко, Садовом потенциальных «президентов мира»?

И даже если рассматривать Юрия Бойко в качестве реального кандидата, то стоит напомнить слова его главного политического партнера Виктора Медведчука после их встречи с Дмитрием Медведевым: «Мы не говорим, что мы должны снова целовать и обнимать друг друга. Мы говорим о восстановлении прагматичных экономических отношений».

Что же касается путей урегулирования конфликта на Донбассе, то позиция кандидата Бойко вполне корригировалась с той, которую фактически озвучил Зеленский, и, более того, в основном соответствует трактовке конфликта Москвой до выборов и тем рекомендациям, которые она давала предшественнику. Это внутренний конфликт, к России имеющий косвенное отношение, и решать его «стороны» должны прежде всего между собой на основе компромисса так, чтобы жители неподконтрольных территорий согласились на возвращение в правовое пространство Украины.

Поэтому разочарование в Зеленском мне представлялось весьма надуманным. Мол, он впервые назвал Россию «агрессором» (то, что «впервые», само по себе чрезвычайно показательно). Но опять же важен контекст – это не политическое заявление об отношениях с Россией, а сделанное походя обозначение «соседней державы» в числе стран, от которых Украина отстала в развитии IT-технологий. И можно только представить, что было бы, если бы президент упомянул Россию в нейтральном или положительном контексте.

Касательно же поездки Владимира Зеленского, как сказано в официальном сообщении, «на позиции ВСУ в Луганской области» (обратим внимание, что термина «Операция объединенных сил» пресс-служба президента избегала). И снова нужно задаться вопросам: а куда должна состояться первая поездка главы находящегося в состоянии вооруженного конфликта государства? Но главное, её формат – крайне скромное освещение в СМИ, никаких пафосных заявлений перед строем военных, да и вообще «супостат» в информсообщении упоминался лишь в том контексте, что президент побывал на посту наблюдения в 400 метрах от его позиций. Исходя из сообщения пресс-службы, президента интересовали лишь вопросы материально-бытового обеспечения военнослужащих на передовой и в тылу.

Или вот его заявление о том, что переговоров с Россией не будет, но ведь это не некое подготовленное заявление. Кто-то из журналистов спросил его на ходу, и он коротко ответил: «Нет». Возможно, в столь безапелляционном ответе сказался и недостаток политического опыта, умения уходить от неудобных вопросов. Но ведь можно только представить масштаб истерики «патриотов», если бы он ответил по-другому. При этом устами Андрея Богдана запущена идея референдума, или всенародного опроса, относительно формата переговоров с Россией. И смысл такого мероприятия совершенно очевиден – получить «железобетонный» аргумент, прямо выраженную волю народа перед атаками «патриотов».

Ведь Зеленский, «человек ниоткуда» в большой политике, можно сказать, только присел на краешек президентского кресла. Сейчас он имеет агрессивно-враждебные ему парламент и правительство и очевидно, что скорейшая их замена – для него задача № 1, только после решения которой и можно приступать к выполнению своей программы.

А для этого нужно выиграть выборы с максимально хорошим результатом, причем очевидно, что его избиратель, давший 73% во втором туре президентских выборов и «обещающий», по опросам, около 40% на парламентских, отнюдь не только «пророссийский». Последний как раз больше готов голосовать за политсилы Бойко и Новинского. И даже там, где президент может действовать «напрямую», минуя парламент, он только начал кадровые расстановки.

Однако при наличии всех вышеуказанных факторов есть позиция, где смена украинского «первого лица» могла бы дать результаты буквально за несколько дней. Это ситуация непосредственно на линии соприкосновения – прекращение абсолютно бессмысленной бойни, «чтобы не гибли наши герои», как сказал он в своей инаугурационной речи. Ведь президент – Верховный главнокомандующий, и ему, по идее, достаточно просто отдать приказ.

Но, как видно из новостей, приходящих из зоны конфликта, происходит все с точностью до наоборот – интенсивность обстрелов и боестолкновений после вступления в должность Зеленского значительно выросла. А ведь он вроде бы уже поставил своего начальника Генштаба (по конституции – главнокомандующего ВСУ). Назначение на эту должность Руслана Хомчака также вызвало множество вопросов, но, опять-таки рассуждая логически, мог ли Зеленский поставить на эту должность военачальника, не запятнанного участием в АТО? Да и есть ли такие в Украине? (Извините за ерничество, но вспоминаю, как в 90-е коммерсанты, открывавшие торговые точки, вешали объявления «Требуются продавцы без опыта работы в советской торговле».)

Безусловно, назначению Хомчака предшествовала беседа с президентом и не только с ним, но с его стороны уже последовала откровенно хамская выходка по отношению к Верховному главнокомандующему: во время посещения последним линии соприкосновения Хомчак надел на президента…

Полностью читать ЗДЕСЬ




  • 1
Потому что на Донбасс не ввели ВС РФ.
Вот в Крыму ВС РФ и что хохлы поперли на Крым?
Зассали.
Ну а на Донбассе, эх как восстановлю здоровье - вернусь в строй.
С украми о чем говорить? Они пешки, марионетки.

  • 1