?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Flag Next Entry
Моше Клюгхафт как мертвому припарка
andreyvadjra


Понятно, что тактика кандидатов в первом и втором туре имеет значительные отличия.

В первом, все-таки делая упор на негативе в отношении соперников, далеко не уедешь, формула «все п…, один я дʼАртаньян» не сработает, нужна «позитивная программа» или хотя бы некое обособление от остальных кандидатов, на что и пыталась сделать ставку команда действующего президента Украины. «Кандидатов много ― президент один» ― главный девиз и лейтмотив его кампании в первом туре.

Этого хватило, чтобы пройти во второй тур (ну и «админресурс», конечно, но его здесь не обсуждаем, будем считать в нынешних украинских реалиях «законным» бонусом действующей власти), но по всем раскладам категорически не хватает для окончательной победы. И тут, понятно, включается специфика второго тура, когда соперник только один – нужно оказаться лучше не группы, а одного-единственного политика и даже просто убедить большинство избирателей в том, что он еще хуже, чем ты.

Поскольку же «положительный имидж» (в специфическом понимании целевого национал-патриотического электората Петра Порошенко) был практически «израсходован» перед первым туром и принципиально новое тут прибавить очень сложно, то вполне логично решено было сделать ставку на самые грязные технологии.

Ведь «стандартные» претензии к Зеленскому относительно его недостаточной компетентности или «непатриотизма» ничуть не помешали ему столь феерически вырваться в лидеры, более того, то, что в нем видят «свежее лицо», не замаранное в реалиях украинской политики, и стало главной составляющей его успеха. А неприятие действующего президента привело к тому, что подавляющее большинство избирателей, поддержавших в первом туре других кандидатов ― от самых «левых» до крайне правых, во втором готовы поддержать Зеленского.

В общем, без черного пиара в лошадиных дозах не обойтись было никак, а поскольку собственная команда политтехнологов дала президенту немало поводов для разочарования, для его разработки решено было привлечь спецов высшего левела. И, как сообщили в соцсетях экс-президент Грузии Михеил Саакашвили и нардеп Сергей Лещенко, Петр Порошенко нанял израильского специалиста по черному пиару Моше Клюгхафта. «Мы его знаем по Грузии, где он работал на олигарха [Бидзину] Иванишвили. Этот тезис о том, что Зеленский – марионетка, это его рук дело и в ближайшие дни он выкинет серию грязных трюков против Зеленского. Думаю, ничего у них не выйдет, но предупрежден – значит вооружен!» – подчеркнул Саакашвили.

Как рассказал известный израильский политолог Авигдор Эскин, «Моше Клюгхавт действительно один из лучших политтехнологов в мире. Его сила — это разнообразный громадный международный опыт. Он занимается политтехнологиями как искусством. Его везде уважают как профессионала.

Он начинал лет 8 тому назад в Израиле, когда как политтехнолог и идеолог провел в кнессет партию под названием “Еврейский дом”. В нее вошли молодые успешные право- и религиозно ориентированные израильтяне, которые побеждают, строят хайтек и выводят Израиль на первые места в мире по научным технологиям. В общем, это удачливые и успешные люди на Ближнем Востоке. Эта партия тогда набрала сходу 10% голосов.

― Где он еще работал?

— В Румынии создал какую-то левую партию, в Австрии, в Венгрии, в Грузии. И везде достаточно успешно. В немалой степени Саломэ Зарубишвили своим постом президента должна ему быть обязанной. Перелом в ее пользу произошел благодаря появлению в ее избирательном штабе Клюгхавта, который повел очень агрессивную антисаакашвилевскую кампанию. Его опыт в этом смысле уникален. Он на сто процентов успешен. Могу привести примеры, когда он в некоторых ситуациях допускал ошибки — переоценивал проведение негативной кампании в отношении оппонентов его клиента. Он любит именно негативные кампании.

Моше работает шаблонно. Обычно первым этапом кампании его клиента, которую он предлагает, показать все лучшее, что есть у его клиента. Например, во главе созданной им израильской партии стоял офицер спецназа Генштаба израильской армии, который действительно участвовал в войнах, а потом создал замечательную хайтековскую компанию. Это одно направление. Второй этап — это найти слабые места у оппонентов его клиента и бить туда все время. Например, когда постоянно показывали кровавого Саакашвили, аресты и пытки при его правлении, это сработало. Поэтому на Украине, как я понимаю, он стал уже работать по этому сценарию».

Скажу прямо, с «первым пунктом» у израильского «пиар-аса» пока не получилось абсолютно ничего – никаких новых «сильных сторон» у своего клиента не удалось обнаружить даже ему. Крайне сложным выглядел и «пункт 2». И дело, конечно, не в «безупречности» Зеленского: как говорится, «был бы человек…». Проблема в другом – крайне низком пороге восприятия компромата украинским обществом. Давно прошли времена «демократического романтизма» первых альтернативных выборов конца 80-х – начала 90-х, когда вброс компромата той или иной степени подлинности мог серьезно повлиять на исход голосования.

Тридцать лет «демократии» если в чем и убедили украинских граждан, так это в том, что политика ― абсолютно грязное дело, что все, кто ею занимается, – нечисты на руку (и это мягко сказано) и в целом не чужды греха в самом широком смысле. Моральные качества кандидатов, тем более эпизоды из их прошлого, занимают едва ли не последнее место среди факторов, влияющих на выбор избирателя.

«Дваждысудимость» не оказала ощутимого влияния на политическую карьеру Виктора Януковича, дважды побеждавшего на президентских выборах, так же как абсолютно документированная информация о делишках газовой принцессы Юлии Тимошенко на сотни миллионов долларов, умноженная на её откровенный стёб в налоговых декларациях, согласно которым она живет на одну депутатскую зарплату, а из собственности – хрущевка-двушка в Днепропетровске.

До сих пор помню, как в бытность премьером она ответила на вопрос о роде занятий и доходах мужа: «Понимаете, я очень много работаю, поэтому, когда прихожу домой, муж уже спит, а ухожу – еще спит. Расспросить нет никакой возможности». Уверен, практически в любой из стран «развитой демократии», включая те, в которых довелось реализовывать свои таланты Моше Клюгхавту, такой ответ стоил бы политику карьеры. Да и вообще, не могу припомнить в истории современной Украины случая, чтобы та или иная компрометирующая информация оказала роковое влияние на карьеру украинского политика.

Это относится и к действующему президенту, за которым скандальный шлейф тянется еще с момента пребывания в «любых друзях» экс-президента Виктора Ющенко. И даже «Свинарчукгейт» не оказал заметного влияния на его рейтинги, разве что (тут можно только гадать) помешал их росту.

В общем, учитывая имеющийся у украинцев иммунитет к компромату, задача перед президентскими политтехнологами стояла крайне сложная, но, нужно признать, Моше Клюгхавту или другому члену команды (на сей счет инсайдов пока нет) пришла в голову идея, которая давала определенные шансы на успех в «требуемых масштабах»: помимо традиционных обвинений и претензий к Зеленскому (некомпетентный, марионетка Коломойского или даже сразу Кремля), раскрутить тему якобы имеющейся наркотической зависимости последнего.

Действительно, с одной стороны такая тема идеально ложится на не лишенное оснований и распространённое в обществе мнение о широком, едва ли не поголовном употреблении «веществ» представителями шоу-бизнеса (ведь и возможная наркозависимость Святослава Вакарчука широко обсуждалась, когда он рассматривался как один из фаворитов стартующей президентской гонки), с другой – президент-наркоман ― это чересчур даже для привыкших ко всему украинцев.

К тому же сам Зеленский и спровоцировал обсуждение этого вопроса, предложив перед дебатами пройти тест на наличие алкоголя и наркотических веществ (явный троллинг относительно подозрений в привязанности Петра Порошенко к «зеленому змию»). В общем, «вызов был принят» и хотя с самими дебатами на момент написания этих строк никакой ясности нет (скорей всего, они и не состоятся), то сдавать анализы Порошенко вызвал Зеленского (как вызывают на дуэль) в НСК «Олимпийский» уже на следующий день. Сам шоумен, правда, предпочел их сдавать в частной лаборатории «Смартлаб».

Естественно, и там и там результат оказался…

Полностью читать ЗДЕСЬ