АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Categories:

Кофе по-венесуэльски


Обещал подсказать, где правильнее делать ударение в слове «элита» применительно к постсоветскому пространству. Еще хотел обозначить «заморочки» строительства межэлитных «пирамид» на этих безбрежных просторах. Но... Всё перебил волшебный кофе. Сейчас пью его недалеко от реки Ориноко.

Лучший кофе я пил только дважды. Один раз у тещи. Она работала заведующей магазинчиком на шахте и подарила мне на день рождения пузатую банку индийского растворимого кофе. Я, в те времена аспирант, впервые попробовал это чудо и подумал, что ничего вкуснее в мире нет. Есть! Много позже довелось выпить эспрессо в венесуэльском парламенте.

У меня уже был кофейный опыт из многих стран, но то, что довелось выпить в прохладном буфете причудливого старинного здания, превосходило любые мечты и воспоминания. Не удержался и спросил у вице-спикера, почему этот неповторимый сорт нельзя найти в других парламентах? Он сказал, что после выхода страны на лидирующие позиции нефтеэкспортера исчезла необходимость вывоза золотых зерен, пусть и лучших в мире. Упс! В сознании у меня щелкнул первый сигнал тревоги...

Пару недель я проводил небольшие тренинги с венесуэльскими депутатами, журналистами, политологами. Выступал на местном телевидении и радио. Смотрел соревнования инвалидов-колясочников по баскетболу и детишек из фавел-ранчос по дворовому футболу. Ходил на многочасовые выступления-проповеди команданте Чавеса. И тревога звучала все сильнее. В Венесуэле не сформировались национальные элиты!

(Возвращаясь к базовой теме.) Дело в том, что для формирования своих элит как минимум нужна мощная национальная философия и литература. Поэтому, например, маленькая Венгрия, имея в своем багаже философию и литературу мирового класса, выпестовала внутри себя мускулистые элиты. А большая Венесуэла (по населению почти как крупная «европейская» Украина, а по территории и ВВП в два-три раза больше) их не породила.

Кстати говоря, постсоветские страны имеют элиты, взросшие на обильном гумусе имперского и советского духовного наследия. Причем даже те, которые это наследие ненавидят и третирует. Так бывает. Ненависть – это самый простой способ замещения благодарности. Но об этом как-нибудь позже.

Так вот. Я пытался тогда объяснить, что важнейшей задачей сохранения и благополучия их дивной страны являются поиски способа пусть искусственного, но оплодотворения нации для порождения элит. (Ведь если женщина не может родить естественным путем, для продолжения рода ищут способ искусственный.) А без элит не может быть национального согласия – нет «центров» поиска компромиссов, общих целей, точек развития.

В то время в стране была как бы либертарианская протоэлита, которая выросла из интересов и мейнстрима транснациональных корпораций. Если очень упрощенно, внутри страны она опиралась на обеспеченный класс, игнорируя неимущих. И была правящая боливарская протоэлита, которая выросла из мифов и эпоса трудной жизни и вечной борьбы революционера Симона Боливара. Если очень упрощенно, она опиралась на неимущий класс, игнорируя обеспеченных. Если совсем коротко, коррупция бедных боролась с коррупцией богатых. Лубочное прошлое против химерного будущего. Неуклюжая и наивная прямая демократия против лукавой и коварной представительской...

Иначе и быть не могло: любое богатство, тем более транснациональное, опирается минимум на два главных обмана. А любая революция, тем более южноамериканская, опирается, как правило, на три главных предательства. (Впрочем, я это уже неоднократно доказывал.) Поэтому я советовал правящему слою искать любые, но, главное, скоростные способы элитообразования. Сейчас нет возможности вспомнить все советы и пожелания. Ограничусь базовым.

Я просто напомнил, что умного гражданина, кроме великой философии и мировой литературы, создает сложное производство. Чем в более сложном он участвует, тем умнее будет. Поэтому пилоты самолетов, как правило, умнее водителей тракторов, а диспетчеры атомных станций – диспетчеров ЖЭКов. Соответственно, правящий слой страны должен был рассматривать создание сложных производств под своим патронатом не только как экономическую задачу, но как политическую – формирование собственного «беловоротничкового» «яйцеголового» партнера и электората. «Учиться, учиться», что вслед за известным учителем изрекал пассионарный команданте, маловато. Надо еще «строить, строить», как повторяет московский мэр. Только лишь из вязкой оринокской нефти и бесплатных школ нельзя было вырастить умный и самодостаточный слой поддержки даже для самой харизматичной власти. (Тем более – совсем не харизматичной.) Нужны были и современные заводы, и технологичные фабрики, и модерновые кофейные плантации. И строить это было желательно с русскими. Только они сегодня умеют так же быстро и сложно строить в других странах (особенно на Юге), как вчера умели быстро и запросто у себя разрушать (особенно на Севере). Плюс нужно было учиться «вытаскивать», «раскодировать» из этих производств высокие стили, мощные смыслы, геополитические возможности.

К примеру, уже тогда в правительстве проговаривали покупку у России цикла производства «Калашникова». Мои собеседники считали, что это производство оружия. А я им объяснял, что это руководство по русской душе. АК – это в какой-то степени архетип нашей вроде бы разухабистой души: неприхотливость, надежность, безотказность, традиционализм и самодостаточность.

АК нельзя представить в гламуре. Я видел убийственное порождение французского гения – ручные гранаты Ф-1 в украшении…

Полностью читать ЗДЕСЬ




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments