АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Category:

Если что – мы геологи


Ироничный Никита Михалков, видимо, чтобы несколько снизить пафос своих видеосюжетов, заканчивает их фразой своего давнего наставника-мичмана: «Расходимся по одному. Если что – мы геологи». Наставление по своей форме относится к жанру военного абсурдизма. Но меня неизменно цепляет. И доказывает, что абсурд (нечто алогичное, нелепое, противоречащее здравому смыслу – по «Википедии») часто глубже проникает в суть жизни, чем любая логистика. Просто один абсурд раскрывается лишь другим абсурдом. Но хватит гегельянщины.

Геологи! Как много в слове этом... Это давно уже не профессия. Правда, еще не национальность. Хотя... Мой отец, родом из глухого северного поселка, рассказывал, что в его детстве это была особая каста, пришельцы из будущего, вечные странники, загадочные герои с удивительным образом жизни. Он подростком записался в «юные геологи», добыл самородок золота, на который выписал по почте все струнные инструменты ― от скрипки до контрабаса. Потом поступил на геофак и с него ушел добровольцем на войну разведчиком и диверсантом, так как умел копать и взрывать.

Вот из его-то рассказов я и проникся особым отношением к этой то ли касте, то ли расе. Да и время было такое. Песня «Держись геолог» была чуть ли не национальным союзным гимном. Точнее, национальной мечтой. В этой мечте тогда еще не присутствовали пармезан и хамон, но маячила «сырая палатка и почты не жди».

Да, День геолога в начале апреля отмечали как всенародный праздник. Я тогда как раз был под абсолютным влиянием романа Олега Куваева «Территория». Там, наверное, впервые эта профессия была показана не как способ заработка, а как стиль бытия, не как нормированная работа, а как развернутая в пространстве и времени захватывающая авантюра. Уже тогда я пришел к мысли, что все это дико созвучно глубинному архетипу русского человека. Если по-честному, есть в этом архетипе неприязнь к рутинной «пахоте», ненависть к монотонной, предсказуемой и размеренной деятельности. И есть наивная жажда приключений, вечного поиска, бессмысленного риска. Мы – кладоискатели по натуре: чтобы сразу и все – золотой самородок и струнный оркестр! Да, гунны мы...

Хотя мой тогдашний кумир Куваев ушел, точнее, сбежал из геологии, посчитав, что она из вольного приключения гуннов превращается в регламентированное производство работяг. Даже попытался оправдать себя, набросав заметки под общим названием «Правила бегства». Но не получилось у него. И перед уходом в мир бесконечных залежей всех богатств он изрек: «Убегая – ты предаешь». Это в чужих странах убегают от других. И у них иногда получается. А русские всегда убегают от себя. И у них никогда не получается – не любят быть предателями.

Когда-то я подстерег Олега в маленьком гастрономе на Старом Арбате, где он всегда покупал кофе. (Был страстным и привередливым кофеманом.) Кстати, сейчас в этом помещении магазин украинских сувениров. Спросил у него про редкую розовую чайку, которую он вроде видел в верховьях Индигирки, про мифического камчатского медведя кайнын-кхутхо. Он сказал, что все это…

Полностью читать ЗДЕСЬ



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments