АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Category:

«Выкресты»

Некогда мне попался сборник еврейских анекдотов, причем не привычный набор «одесского» юмора, а подлинная подборка за 200 с лишним лет, отражающая мудрость и историю древнего народа, и один из «бородатых» в хорошем смысле анекдотов просто невозможно не привести.

Итак, молодой еврей решил жениться и зашел в синагогу договориться о церемонии. По ходу разговора раввин пожаловался, что многие евреи крестятся, синагога в запустении.

– Да, такова жизнь – говорит молодой человек, – и меня вы еще пожените, а моих детей, наверно, будет венчать православный поп.

– Что делать, – отвечает мудрый ребе, – может, к тому времени я как раз и буду православным попом.

«Сказка – ложь…», но как её не вспомнить, глядя на неустанно клеймящего коммунистическое и имперское прошлое то ли еще патриарха, то ли уже нет Филарета, которому днями президент Порошенко в качестве «отступных» присвоил звание Героя Украины. Многие называют его ставленником ЦК КПСС, говорят, что он работал на КГБ СССР, но можно сказать «Не судите…»: возможно, тогда священнослужителю сложно было избежать сотрудничества с известным ведомством, хотя «степень вовлеченности» могла быть разной.

Я бы хотел сказать о другом: во второй половине 80-х, когда задули ветры Перестройки, не было большего борца не только с «автокефалистами» и «самостийныками», но и с предложением о легализации униатства (как конфессии, которую действительно исповедует значительная часть граждан, главным образом, на Западной Украине), чем тогдашний митрополит Киевский Филарет, что, к слову, вызывало резкое неприятие и со стороны многих представителей православной общественности в Москве, выступавших за принцип свободы вероисповедания.

Его аргументация, к слову, поразительно перекликалась с той, которую ныне используют он и его сторонники относительно канонической УПЦ: дескать, раз в 1946 году на Львовском соборе УГПЦ (понятно, под чьей эгидой он проводился) было принято решение о выходе из унии и возвращении в лоно православной церкви, то духовные устремления верующих, не согласных с его решениями, никакого значения не имеют.

Более того, когда в 1990 году скончался Патриарх Московский и Всея Руси Пимен, именно Филарет стал местоблюстителем патриаршего престола, что по традиции делало его избрание патриархом почти предрешенным. Не будем углубляться в «альтернативную реальность», чтобы представить, какую бы позицию он занимал, какие бы заявления делал бы в этом случае, но тогда «что-то пошло не так». На Поместном соборе всплыли многие неблаговидные факты, связанные с ним и вместо рукоположения в патриархи. Филарету пришлось взять обязательство по возвращении в Киев сложить сан и отправится в монастырь замаливать грехи.

Естественно, поступил он с точностью до наоборот, сразу заявив о выходе из Московского патриархата и занявшись созданием украинской «автокефальной» церкви, патриархом которой со временем он стал. В общем, не получилось в Москве, тогда буду патриархом в Киеве.

На мой взгляд, Филарет-Денисенко может служить эталонным образцом представителя киевского «бомонда» (не только партноменклатуры, хотя предстоятель украинской церкви был вплотную приближен к её высшим кругам), чаяния которого сформулированы в украинском гимне: «Запануєм і ми, браття, у своїй сторонці»: партноменклатура мечтала «пануваты» и распоряжаться Украиной без оглядки на «старших товарищей» из Москвы, а к ним примыкали доморощенные ЛОМы («лидеры общественного мнения»), многочисленные представители местной (в первую очередь – киевской) интеллигенции, над которой довлел провинциальный комплекс неполноценности перед более успешными и талантливыми московскими коллегами. Ведь «лучше быть первым на деревне», особенно если сделать «деревню» равнозначной Риму, де-юре во всяком случае.

Собственно, эта местная «элита» и создала «под себя» украинскую независимость. Характерно, что ни один из «идейных» борцов за независимость, сидевших в советских лагерях, так и не занял никаких мало-мальски значимых постов (кроме откровенно «синекурных», и то единицы). Это же в огромной мере относится и к «активистам» конца 80-х – начала 90-х, а ведь тогда в «демократическом движении» участвовали сотни и тысячи людей (включая и вашего покорного слугу), искренне считавших, что отказ от коммунистической идеологии и практики вкупе с избавлением от «имперского центра (вот это мнение я никогда не разделял) должны привести к расцвету и благополучию.

Можно вспомнить (хотя могу кого-то и забыть) разве что лидеров «революции на граните» Олеся Дония, Вячеслава Кириленко, Олега Тягнибока и Андрея Парубия. Им удалось-таки закрепиться в политтусовке на уровне «рядовых» нардепов (и то в III–IV созыве Рады), но только на третьем десятке лет «незалежности» пробиться в высшую лигу украинской политики (за исключением Дония, даже не попавшего в нынешний состав Рады). А у всех остальных представителей нынешней высшей элиты Украины такого пункта в биографии, как «участие в борьбе за обретение Украиной независимости», нет.

Виктор Ющенко в 1991 году, когда еще до августовского путча из КПСС уже вышли 4 млн. человек (на участке, где я работал, из 11 членов остался только один – старший мастер, которого я постоянно подкалывал, что «ты нам всю статистику портишь»), а подавляющее большинство свело свое членство до сугубо формального, закончил университет марксизма-ленинизма (помня реалии тех дней, мне жутко представить, каких усилий стоило собрать минимальный кворум учащихся в этом учреждении).

Нынешний «гарант» в те годы…

Полностью читать ЗДЕСЬ

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment