АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Categories:

Почему Меркель хочет, а Порошенко не может

На последней встрече Путина и Меркель в Германии обсуждался в том числе и вопрос Украины. По результатам встречи никаких заявлениий не было, но пресс-секретарь Путина Песков сообщил, что была «затронута тема особого статуса Донбасса» и «выражалась обеспокоенность в связи с неясными перспективами продления истекающего закона об особом статусе Донбасса, что является достаточно важным элементом минских договоренностей».

Наверняка этот вопрос подняла Меркель, а не Путин. Из всего комплекса проблем по Украине немецкий канцлер обеспокоена лишь вопросом особого статуса Донбасса, поскольку он в ближайшее время может серьезно повлиять на вялотекущий процесс минских переговоров. К тому же и министр иностранных дел России Лавров сделал заявление, что он не видит смысла встречаться «нормандской четверке», поскольку предыдущее их решение не выполнено и украинские военные не покидают занятые ими населенные пункты в «серой» зоне.

Меркель, конечно же, волнует не судьба людей на Донбассе, а сугубо меркантильные интересы, связанные с ее лидерством в Евросоюзе и катастрофически падающим рейтингом в Германии. Меркель обеспокоена судьбой минских договоренностей, поскольку там ее роль одна из ключевых и она не хочет терять своего лидерства.

Одним из основных элементов минских договоренностей является украинский закон «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», принятый в сентябре 2014 сразу после подписания Минского протокола и разгрома в августе 2014 украинской армии на Донбассе. Срок действия закона истекает в октябре этого года, и это очень волнует госпожу Меркель.

Закон предполагал введение временного, сроком на три года, особого порядка местного самоуправления на Донбассе и особого порядка назначения руководителей органов прокуратуры и судов с участием органов местной власти, а также создание этими органами подразделений народной милиции. Этим же законом назначались местные выборы на 7 декабря 2014 года, которые должны были проводиться по законам Украины.

Выборы, естественно, не состоялись, их никто и не собирался проводить. В сентябре 2017-го срок действия закона истек, ничего не было сделано, и встал вопрос, что дальше делать с этим законом. Германия и Франция настаивали на продлении срока действия закона, поскольку без декларированных в нем принципов урегулирования кризиса рушилась вся конструкция минских договоренностей. Россия особо не настаивала, но и не возражала.

На Порошенко надавили, и ему пришлось внести в Верховную Раду проект закона о продлении на один год срока действия закона. Радикалы сделали все возможное, чтобы этот закон не был принят. Вносили абсурдные поправки в закон, устраивали скандалы и драки на заседании, забрасывали дымовую шашку в зал заседаний. Тем не менее закон все-таки был принят с перевесом всего три голоса, и в него внесли существенную поправку.

Согласно этой поправке, условием, при котором возможны выборы на Донбассе, был «вывод незаконных вооруженных формирований и военной техники из Донбасса». То есть армия ополчения должна была покинуть Донбасс или разоружиться. Что за этим последует, догадаться нетрудно. Естественно, такие требования на Донбассе выполнять не собирались. Закон формально существует, ни одна из сторон его не выполняет и выполнять не собирается, но Евросоюз это устраивает, поскольку процесс примирения как будто бы идет.

Пункт о выводе незаконных вооруженных формирований в Минских соглашениях был, но он никак не был связан с проведением местных выборов. Связав два этих момента, киевские власти, с одной стороны, удовлетворили Евросоюз, с другой, могут тянуть с выборами, пока на Донбассе не будет «незаконных вооруженных формирований».

Киевские власти изначально предпринимали все возможное для того, чтобы никаких выборов на Донбассе не было, и причин здесь несколько. Во-первых, всем абсолютно понятно, что на выборах в Донбассе по любым законам победу одержат только представители народных республик. Правящий режим неспособен будет провести в органы власти Донбасса ни одного своего представителя, да и вряд ли кто из них осмелится приехать на Донбасс.

Во-вторых, в соответствии с Минскими соглашениями все действия, связанные с выборами, определением особого статуса Донбасса после выборов, проведением конституционной реформы, проходят «…в консультациях и по согласованию с представителями отдельных регионов Донецкой и Луганской области…». Это значит, что при проведении указанных действий под правящий режим закладывается мина замедленного действия, которая в любой момент может смести его.

Собственно говоря, кому нужен особый статус Донбасса? Для киевского режима появление анклава с «особым статусом» просто исключено, он не допускает ни малейших отклонений от генеральной линии построения националистического государства. Тем более на Донбассе, по их разумению, окопались враги, с которыми не только нельзя вести переговоры, их надо просто уничтожать. В августе 2014-го деваться было некуда, поэтому пришлось подписывать соглашение и делать вид, что собираются его выполнять.

Для США, стоящих за спиной киевского режима и сделавших из него пугало для раздражения России, появление на Украине анклава, ориентированного на Россию, противоречит их интересам по втягиванию последней в военный конфликт на ее границах и ослаблению в глобальном противостоянии. Естественно, никакие «особые статусы» для региона, где ненавидят США и организовали сопротивление против власти их ставленников, не нужны. В их интересах зачистить этот регион от «крамолы» и способствовать расширению конфликта.

Для России особый статус Донбасса ничего не решает, сегодня Донбасс выполняет функцию занозы в теле Украины и не дает правящему режиму и США торжествовать по поводу полного покорения этого недоношенного государства. России необходимы кардинальные решения по Украине, поэтому приходится маневрировать и заявлять о необходимости выполнения Минских соглашений и действовать по раскалыванию единого фронта Запада.

Для Германии, «локомотива» Европы, инициатора создания «нормандской четверки» и подписания Минских соглашений, это имело и имеет значение. Достаточно напомнить, что поводом для переворота в Киеве послужил отказ Януковича от подписания евроассоциации. Правящий режим на Украине после переворота открыл настежь украинские рынки, и война на Донбассе теперь не очень-то нужна Евросоюзу. Особый статус Донбасса вполне устраивает их, что будет с людьми в таком противоестественном государстве, их не волнует.

Все это говорит о том, что…

Полностью читать ЗДЕСЬ

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments