?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
Тайна смерти Степана Бандеры. КГБ или ЦРУ?
andreyvadjra

Убийство «головного провидныка» ОУН относится как будто к разряду исторических событий, не вызывающих споров. Еще в 1990 году СССР официально признал, что Бандеру ликвидировал КГБ и, казалось, вопрос был закрыт навсегда.

Но начнем с того, что никогда это убийство не оценивалось с правовой точки зрения. Горбачевские катастройщики замолчали главное – не было бессудного убийства, как это представляла западная пропаганда. В 1949 году, в полном соответствии с советскими законами, Верховный суд СССР приговорил Бандеру к смертной казни по целому ряду статей, включая организацию массовых убийств мирного населения и терроризм. Поэтому юридически произошедшее было исполнением приговора суда, а не убийством. Государственные органы Советского Союза обязаны были предпринять все необходимые меры для исполнения приговора. В советском уголовном кодексе была статья, как и сейчас она есть в уголовных кодексах всех стран, предусматривающая ответственность за неисполнение решения суда.

Данный приговор Верховного суда не отменен до сих пор. Даже во времена тотально-бездумного горбачевского реабилитанса решение не было опротестовано.

Чисто политически Москве было совершенно невыгодно устранять Бандеру. Он был полной гарантией, что не произойдет объединения бандеровцев и мельниковцев, для которых взаимное выяснение отношений было важнее цели борьбы ОУН. Более того, ОУН-УПА на Западной Украине к 1959 году были полностью уничтожены, и никакой опасности лично Бандера уже не представлял. Но, если принять подобную логику, то бессмысленны и приговоры Нюрнбергского трибунала – бывшие фюреры побежденного Третьего рейха лично стали опаснее не более младенцев.

Никиту Сергеевича за многое можно и нужно упрекнуть, но в данном случае он действовал так, как надлежит подлинному государственному деятелю. За преступления против человечности должно последовать возмездие по закону, все остальное не имеет значения. Этой же логикой руководствовался Давид Бен-Гурион, отдавая приказ Моссаду похитить в Аргентине Адольфа Эйхмана для проведения судебного процесса в Израиле, хотя понимал неминуемость последующих внешнеполитических осложнений.

Однако реальные движущие силы произошедшего официальной версией полностью скрыты.

Итак, 15 октября 1959 года агент-боевик КГБ Богдан Сташинский из пистолета-шприца с ампулками синильной кислоты выстрелил в Бандеру в подъезде его мюнхенского дома. От выстрела тот впал в кому и скончался по пути в больницу. А 12 августа 1961 года, за сутки до перекрытия секторальных границ в Берлине, Сташинский вместе с женой-немкой, «раскаявшись», перебегает из ГДР в Западный Берлин, где признается в совершенных на территории ФРГ двух убийствах. Отсидев из полученных по приговору суда восьми лет четыре, досрочно освобождается «за хорошее поведение» и бесследно исчезает. Потом долгое время в газетах появлялись заметки, что ЦРУ прячет его в ЮАР или в США.

Но смешно представлять, что Сташинский страдал после совершенных убийств и был способен к покаянию в стиле романов Достоевского. Завербован он был в качестве «секретного сотрудника» Львовским УМГБ еще в 1950 году, и, скорее всего, инициативно проявил желание сотрудничать, что открывало перед амбициозным сельским мальчиком карьерные перспективы.

Активность и абсолютная моральная небрезгливость Сташинского хорошо видны по характеру выполнявшихся им заданий. Скажем, агент «Олег» (второй агентурный псевдоним – «Мороз») внедряется с помощью ничего не подозревающей сестры в «боивку» УПА, которой командовал ее жених, и передает собранную информацию чекистам. Сестру садят за пособничество, ее жених гибнет в бою при ликвидации «боивки», а Богдан получает денежную премию и личную благодарность начальника Львовского УМГБ полковника Владимира Майструка.


Богдан Сташинский

У Сташинского всегда была возможность уйти в лес, а оттуда за кордон, но он, усердно устилая свой путь трупами бандеровцев и отправленными в лагеря, служил МГБ. Служил потому, что служба ГБ открывала перед ним перспективу в жизни. И своего добился – его взяли в разведку агентом-боевиком. А при хорошей работе «Олег» мог быть переведен и на штатную офицерскую должность, как это произошло с другим агентом-боевиком (также впоследствии перебежчиком) капитаном Николаем Хохловым.

Вся выполнявшаяся агентурная работа характеризует Сташинского как человека чрезвычайно рационального, хладнокровного, не склонного к необдуманным поступкам и моральной рефлексии. Да и невозможно предположить, что комплексующему интеллигенту можно было пройти через жесточайшее сито отбора в «ликвидаторы» для загранработы. Свой орден Красного Знамени, врученный самим председателем КГБ Александром Шелепиным, он получил вполне заслуженно за профессионально, точно и хладнокровно выполненное задание по ликвидации Бандеры.

И Бандера был не первым «клиентом» Сташинского. 12 октября 1957 года он аналогичным образом ликвидировал в Мюнхене одного из лидеров «закордонной» ОУН (ЗЧ ОУН) Льва Ребета. За что был премирован ценным подарком – фотоаппаратом «Зенит» – и получил личную благодарность председателя КГБ генерала Ивана Серова.

Поэтому история с переходом в Западный Берлин выглядит крайне нелогично для предельно рационального профессионального убийцы. Если бы он просто «выбрал свободу», то это было бы объяснимо – его дальнейшая карьера в КГБ действительно не сложилась. Сташинский легко мог представиться обычным перебежчиком, придумав любую легенду, и потом бесследно раствориться на Западе. Подозрений насчет него у западных спецслужб не было, и все прошло бы совершенно гладко

Опасности мести со стороны КГБ перебежчику особо опасаться не стоило. Сташинский прекрасно знал возможности своего ведомства в проведении ликвидаций на Западе. Полуразваленный при Хрущеве «щит и меч революции», лишившийся многих профессионалов разведки и руководимый беспомощными партназначенцами, не мог сравниться по возможностям с МГБ. Даже подготовка убийства такой важной фигуры, как Бандера, проходила крайне тяжело. Сташинскому пришлось не только собственными силами отслеживать график передвижения объекта и устанавливать режим работы охраны, но даже выяснять домашний адрес. Хотя последнее можно было легко сделать заранее, просто просмотрев прессу украинских националистов в Мюнхене.

Однако вместо прикрытия легендой Сташинский немедленно…

Полностью читать ЗДЕСЬ



  • 1
(Suspicious comment)
Спасибо, Оптимус Прайм :-)

Как перестать ржать с вашей аватарки?:-)

  • 1