АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Category:

Иногда они возвращаются, или Пара слов о новой оккупации Украины

«Иногда они возвращаются». Так называется американский фильм ужасов, снятый в 1991 году по одноименному произведению Стивена Кинга. Сразу признаюсь: фильма не смотрел, книги не читал (не люблю ужастиков). Но название решил «позаимствовать». Уж очень актуальной представляется мне проводимая там мысль: зло, казалось бы, уже окончательно поверженное и побеждённое, имеет иногда свойство возвращаться. Почему эта мысль представляется актуальной – объясню позднее. Сначала сделаю небольшой экскурс в прошлое.

Годы 1941–1944 были для Украины ужасными. Там хозяйничали пришедшие с Запада «евроинтеграторы». С помощью местных подручных они стремились «интегрировать» эти земли и их население в тогдашнюю считавшуюся многими «прогрессивной» Европу. Хотели установить здесь европейский (как его тогда понимали) порядок.

Правда, «евроинтеграции» подлежали далеко не все. Согласно Генеральному плану «Ост», разработанному для восточноевропейских стран в Берлине (тогдашнем центре «евроинтеграторов»), численность населения Украины следовало весьма существенно сократить. Примерно 25–30% украинцев должны были быть умерщвлены. Ещё 30–40% – выселены из Украины. Остальных предусматривалось полностью поработить.

Разумеется, до сведения широкой публики эти планы не доводились (приведённые выше цифры в то время не обнародовались), но реализовывали их «евроинтеграторы» настойчиво и достаточно откровенно. Причём во всех сферах жизнедеятельности.

В хозяйственной сфере «евроинтеграция» обернулась беспощадной эксплуатацией Украины. Проще говоря, страну грабили, совершенно не стесняясь.

Не лучше обстояло дело и с введением «передовых» европейских порядков. Массовые репрессии, направленные против несогласных с проводимой политикой или даже просто против жителей, казавшихся «евроинтеграторам» подозрительными, сочетались с целенаправленным созданием невыносимых условий жизни для большей части населения.

Людей лишали средств ко сколько-нибудь сносному существованию. В городах безработица и искусственно созданная дороговизна не давали возможности приобретать хотя бы предметы первой необходимости. А в сельской местности нормальной жизни мешали тайно поощряемые властями банды бандеровских головорезов, выступавших под «патриотическими» лозунгами, но на деле уничтожавших Украину.

Выбор значительной части мирного населения предоставили небольшой: умереть голодной смертью, отправиться на работу в Европу (туда, впрочем, часто увозили и не спрашивая желания) или же податься в бандеровцы (этих кормили неплохо, но слишком уж грязными делами они занимались).

Материальное порабощение дополнялось духовным. «Евроинтеграторы» поддерживали планы создания «украинской национальной» псевдоцеркви, которой планировалось заменить каноническую Православную церковь (чтобы таким образом Украина перестала быть православной).

Буйным цветом расцвела русофобия. Пропагандисты «европейских» идей старательно натравливали украинцев на великорусов, для чего, помимо прочего, использовали всякого рода исторические мифы (например, о «многовековом угнетении украинцев москалями» или голоде 1933 года, «специально организованном русскими для уничтожения украинцев»).

Наука, культура, образование намеренно были приведены в плачевное состояние. Зато осуществлялась насильственная украинизация. При этом власти вынуждены были констатировать, что попытки «утвердить украинский язык как единственный употребляемый встречают сопротивление, поскольку – особенно в городах – большинство населения издавна разговаривает по-русски». Мало того, в общении между собой представители властей отмечали, что украинцы являются не самостоятельной нацией, а одним из русских этносов. Язык же украинский, по их мнению, был создан искусственно и, по сути, является пёстрой смесью из других языков. Но тем сильнее считали необходимым «евроинтеграторы» насаждать его.

В специальной директиве «Об использовании языков в Украине», подписанной главой рейхскомиссариата «Украина» Эрихом Кохом, предписывалось употреблять в школах для местного населения только украинский язык. Исключение допускалось в местах компактного проживания поляков (других признаваемых европейскими национальных меньшинств на территории рейхскомиссариата просто не было; в частях Украины, не входивших в данную административную единицу, а отданных в управление венграм и румынам, языковые права соответствующих национальностей тоже обеспечивались).

Что же касается русского языка, то на его применение в системе образования стремились наложить категорический запрет. Даже простое изучение этого языка украинцами было признано нецелесообразным. Лишь в отдельных школах его ещё использовали, но «евроинтеграторы» подчёркивали, что эта уступка населению носит временный характер и в перспективе русский язык из Украины следует вытеснить.

Параллельно на Украине была затеяна «декоммунизация». Нет, не для того, чтобы дать украинцам свободу, избавив от господства навязывавшейся в прошлом тоталитарными методами коммунистической идеологии. А для того, чтобы одну «единственно правильную» идею заменить в общественном сознании другой – тоже «единственно правильной» и тоже навязанной тоталитарными методами.

Итог той кратковременной «евроинтеграции» хорошо известен. Полностью разорённая страна. Миллионы погибших (точного их количества мы не знаем до сих пор), 2,4 млн. вывезенных (в основном принудительно) на работу в Европу. Ещё 3,5 млн. эвакуированных – вынужденных, спасаясь от «евроинтеграции», выехать на Восток (в основном в Россию). Упадок ощущался везде и во всём...

От гибели Украину спасло только сравнительно быстрое изгнание «евроинтеграторов». Как тогда думалось, окончательное изгнание. Вот только…

Что-то трудновообразимое стало происходить с Украиной в последнее время. За счёт превышения смертности над рождаемостью численность населения страны…

Полностью читать ЗДЕСЬ

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 118 comments