?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
Шулерские рецепты для Украины
andreyvadjra

После уже не первого десятилетия борьбы за «европейский путь» Украины (да и не только её), согласно его адептам, рецепт счастья, который он должен принести, можно, в принципе, свести к нескольким фразам.

А именно: примем замечательные «европейские» законы, создадим максимально благоприятные условия для бизнеса, особенно мелкого и среднего (никаких проверок, низкие налоги и, конечно, преодоление коррупции), ну и инвесторы тучными стадами ломанутся на Украину открывать здесь современные инновационные предприятия, создавая рабочие места, поднимая её экономику, в общем, делая нашу жизнь «как в Европе».

Действительно, «классическая» либеральная теория вкратце сводится к тому, что радикальное снижение налогов и создание режима наибольшего благоприятствования для частного бизнеса приводят к росту и расцвету последнего, притоку инвестиций и, соответственно, увеличению налогооблагаемой базы, суммарных налоговых поступлений, подъему благосостояния граждан и т. п.

На практике же перед либеральными реформаторами всегда встает проблема, как «продержаться» между изначальным снижением налогов (и соответствующим сокращением поступлений в бюджет) и моментом, когда (согласно теории) либерализация начнет приносить свои плоды. Тем более что от хорошей жизни реформы, как правило, не проводятся и их фоном является стагнирующая экономика и разбалансированный бюджет.

Поэтому-то практически все известные либеральные реформы сопровождались очень жесткой социальной политикой затягивания поясов, что, помимо понятных политических сложностей для реформаторов, имело и обратную экономическую составляющую — снижение доходов населения. Это стимулирующим фактором для бизнеса не назовешь!

Впрочем, и «продержаться» звучит чересчур оптимистично: даже без глубоких расчетов всем здравомыслящим людям очевидно, что, допустим, при двукратном снижении налогов ждать двукратного же роста ВВП придется достаточно долго (а только он в состоянии компенсировать потери бюджета). А главное, с ростом ВВП и «потребности» бюджета растут, ведь если доходы людей в небюджетной сфере резко увеличатся, то и многочисленные бюджетники (а также те, кто связан с бюджетом косвенно, кто выполняет госзаказ и их субподрядчики) не согласятся на «дореформенный» уровень доходов.

Поэтому всегда приходится выбирать между либеральной моделью, когда относительно низкие налоги обеспечиваются жесткой экономией на государственных расходах, включая социальные нужды, и социальной, в которой их относительно высокий уровень обеспечивается высокими же налогами. В реальности же правительствам всегда приходится искать «золотую середину», выстраивая баланс между интересами бизнеса и получателями бюджетных средств (в самом широком смысле). Идеология, которой придерживается власть, влияет лишь на величину крена в ту или иную сторону.

Да, среднестатистическому предпринимателю всегда кажется, что если снизить его налоговое бремя, то он «ох как развернется». Но забывает он, что законов конкуренции никто не отменял. Снижение налогов снизит его издержки, что теоретически должно увеличить прибыль, но ведь всегда найдется «хитрец», который, пользуясь возможностью, снизит свои цены, чтобы обойти конкурентов, а значит, и последним придется делать то же самое. Снова предпринимателям придется вести жесткую борьбу за существование.

Да, при этом со снижением цены вырастет покупательная способность, инвестиционная активность (ведь выросший спрос нужно удовлетворять), но, как показано выше, значение этого фактора переоценивать нельзя.

И кстати, повышение собираемости налогов часто имеет прямо противоположный эффект, ведь тотальное уклонение от налогов на практике часто означает не супербарыши в карманы отдельных прохвостов, а то самое сокращение налогов, только осуществляемое «явочным» порядком: честный предприниматель, исправно платящий все подати, оказывается просто неконкурентоспособным относительно более изворотливых коллег.

Что же касается неизменной спутницы уклонения от налогов – коррупции, то, как говорят представители древнего народа, который принято считать самым предприимчивым: «Если проблему можно решить деньгами, это не проблема, это расходы» (и еще большой вопрос, когда «расходы» больше: при исправной уплате налогов или при коррупции). В общем, «не все так однозначно» в макроэкономике, но главный вывод прост: куда сильнее всякого «климата» для роста экономики нужен платежеспособный спрос. Когда последний присутствует и достаточен для покрытия издержек и выхода в солидные «плюсы», бизнес готов потерпеть и налоги, и плохие законы, и коррупцию.

Это в полной мере относится и к малому, и к среднему бизнесу, который либеральная пропаганда представляет как «самый важный сегмент экономики», а секрет успеха страны – в его максимальном развитии и поддержке со стороны государства. Впрочем, политический контекст тут совершенно очевиден: «средний класс», лавочники ― главные адепты «европейской жизни» и движущая сила всех майданов.

Действительно, в развитых странах на средний и малый бизнес приходится 70–80% ВВП и еще больший процент занятых (только никто не говорит о данном показателе для стран невысокого уровня развития, к примеру Марокко, где практически все население – лавочники, ремесленники и крестьяне, т.е. «малый бизнес»). Однако, на мой взгляд, в данном случае уместно сравнение с железнодорожным составом. Ведь и он на 95, а то и 99% состоит из вагонов, и лишь «остаток» приходится на локомотив, но без оного и весь состав не сдвинется с места.

Нетрудно убедиться, что так называемый «первый мир» практически монополизировал высокие технологии. Говорим «везде Китай», но речь-то идет в основном о ширпотребе. Но летает мир на изготовленных в США и самых богатых странах ЕС самолетах, там же разрабатывается и производится практически все высокотехнологичное производственное оборудование и многое другое, что принято называть продукцией с высокой добавленной стоимостью.

И производят её в основном не мелкие мастерские, а крупные корпорации. Они-то и являются главным локомотивом экономики, провозя в свои страны деньги, которые затем и «расползаются» по малому и среднему бизнесу, создавая платежеспособный спрос и давая заработок магазинчикам, ресторанам, фитнес-клубам, автосервисам и т.п.

В качестве эталона успешной евроинтеграции приводят Польшу и Чехию со Словакией, но сферы экономической деятельности, которые свойственны странам «золотого миллиарда», которые в значительной мере монополизированы ими и обеспечивают их исключительный статус, являются их «парафией» в международном разделении труда, в них практически не представлены.

Нет там предприятий концерна EADS (объединяющего практически всю аэрокосмическую отрасль Европы), неизвестно о заметном присутствии на рынке вооружений его уникального технологического оборудования и т. п. Не слыхать о польских ноу-хау в различных сферах науки и техники, расположенных в Польше научно-исследовательских и конструкторских центрах, чьи разработки и реализуются на польских и китайских предприятиях. Они, опять-таки, сосредоточены в странах «золотого миллиарда».

И шансов, что такие центры появятся, никаких. Для их создания нужны огромные средства, причем «длинные деньги», которые вкладываются без расчета на скорую отдачу. Такие инвестиции можно ждать только от государства или очень крупного бизнеса, а чаще всего — от их совместных усилий.

Польша стала европейским Китаем, цехом по производству ширпотреба, выдерживающим конкуренцию с Юго-Восточной Азией благодаря…


Полностью читать ЗДЕСЬ


  • 1

В 2014 г. местные жители Львова писали, что толпы нацистских бездельников уехали в Киев и в городе стало спокойней.
Теперь в других городах они ломают памятники и уничтожают из Киева страну.
Но зато они привезли в Киев новую жизнь без отопления и работу далеко от дома на полях Польши.
Так они жили в Галиции, теперь так надо привыкать жить остальным.


"Жители Львова провели субботник на могилах советских воинов"
politnavigator. net/zhiteli-lvova-proveli-subbotnik-na-mogilakh-sovetskikh-voinov.html


  • 1