АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Category:

Будет «томос» – не будет Вселенского патриархата



В рядах украинских раскольников, националистов и православных ренегатов царит чрезмерная эйфория, за которой, как правило, следуют горькое разочарование и причитания, что опять обманули «многострадальный украинский народ».

А пока заголовки газет пестрят «оптимистичными» утверждениями типа «Украинское Православие за шаг до томоса об автокефалии». Так озаглавил свое телевизионное выступление второй человек после анафемы-Филарета «епископ» Евстратий (Зоря).

«Томос уже готов, он написан одним из лучших канонистов в православном мире», – вторит ему пока еще не лишенный сана в Украинской православной церкви архимандрит о. Кирилл Говорун – живое свидетельство мотивированности фамилий в украинском языке (имеющих в основном происхождение от прозвищ).

А самый большой гарант сохранения коррупции в государстве Порошенко надеется, что «томос об автокефалии предоставят к 1030-й годовщине крещения Украины-Руси» и призывает украинцев всего мира «вместе со всей Украиной молиться об этом».

Итак, с коррупционной составляющей происходящего все понятно. Помним ведь, сколько Порошенко заплатил за встречу и возможность сфотографироваться с Дональдом Трампом. Речь шла о 400 тысячах долларов, если не ошибаюсь. А во сколько обошелся ему визит к Константинопольскому патриарху 9 апреля с. г., где он обратился с просьбой о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви? Судя по обещанию патриарха изучить вопрос посредством создания комиссии из трех иерархов и более чем двусмысленного заявления Варфоломея, о том, что «перед Вселенской Патриархией стоят обязательства и ответственность вернуть народы Украины и Македонии до истины и канонических рамок Церкви», гаранту пришлось раскошелиться изрядно.

Только в горячке можно отнести подобное высказывание главы Константинопольского патриархата к обязательству дать томос об автокефалии украинской (непонятно которой) церкви.

Если и было какое-либо (и, надо полагать, немалое) «вспомоществование» патриарху «на нужды церкви», его это ни в коей мере не компрометирует, поскольку все церкви живут подаяниями. Но когда «дар» сопровождается весьма нетривиальной просьбой, в глазах Порошенко это, несомненно, должно было восприниматься как «хабар» – взятка то есть. А взята – значит дело сделано. И все это от совершенно неясной конфессиональной принадлежности Порошенко и полного в этой связи отсутствия представления о любой церковной этике. К какой конфессии принадлежит «гарант»? Религию предков он, похоже, давно оставил (может быть, лишь сохранились следы ритуального обрезания). Но с этим вопросом – только к жене. На моей памяти он много раз клялся и божился, что является прихожанином канонической Украинской православной церкви. Потом была любовь до гроба с Анафемой, потом причастия от униатов.

Если за основу взять первые и последние позиции, опустив то, что было в середине, то конфессиональную принадлежность гаранта можно определить как «обрезанный униат». И неважно, был он или не был обрезан. Главное – что в душе.

Так кому же Варфоломей должен предоставить автокефалию? Что это будет за церковь и кто ее должен возглавить? Вот здесь у жаждущих этого священного акта полная каша в голове. Говорун (который утверждает, что томос уже готов) считает, что «должен состояться некий Собор, на который украинские священнослужители должны собраться, создать структуру (?), которой патриарх Варфоломей и предоставит томос». Но если это будет вновь созданная структура из членов неканонических церквей плюс с десяток ренегатов из УПЦ типа Говоруна, Драбинки и Софрония (надо полагать, ее назовут церковью), зачем им томос? Они и так будут независимо «автокефальны» от всех. Надеются, что томос сделает их канонической церковью? Но для этого её должны признать таковой все 15 автокефальных православных церквей! А они уже неоднократно высказывались по поводу украинских раскольников. Никто не решится пойти на признание такой «церкви» по политическим мотивам, поскольку каноническое признание невозможно, а возможно только через раскаяние раскольников.

Не пойдут даже те церкви, которые откровенно враждебно относятся к РПЦ. Причина одна: если будет создан подобный прецедент, последуют новые расколы, от которых не застрахована ни одна православная церковь. Сохранение канонов – это вопрос самосохранения церквей.

Да Бог с ним, с Говоруном! Он явно в свое время манкировал уроки в семинарии и вышел с богословской точки зрения недоучкой, у которого националистическая моча стабильно бьет в голову. Ну а что остальные стратеги от автокефалии и раскола?

Анафема Филарет утверждает, что «объединение будет после томоса. Мы должны будем провести архиерейский собор, на котором должны утвердить предстоятеля Украинской Церкви».

«Тогда уже он станет главой Церкви и для бывшей Автокефальной Церкви, и для бывшего Московского Патриархата, и Киевского. Предстоятель будет в чине патриарха, кто способен объединить все украинское православие в одну Церковь». Главой такой «церкви» он, естественно, видит только себя. Томос же, по мысли Филарета, автоматически снимет с него анафему. Тоже либо в свое время недоучился или от старости все позабыл. Но, скорее всего, плевать он хотел на все богословские тонкости. Анафема – он и есть анафема.

Очень интересна позиция Константинополя по Украине.

Напряжённые в целом отношения Константинопольского патриархата с РПЦ в Новой истории восходят к семидесятым годам XIX века. В 1920-е годы они ещё более обострились и остаются напряжёнными из-за разногласий по ряду принципиальных канонических и отдельных юрисдикционных вопросов. В частности, Константинополь оспаривает у Русской православной церкви каноническую юрисдикцию на страны Прибалтики, Китай и Украину.

Распад Советского Союза создал определенные предпосылки для того, чтобы потеснить РПЦ на международной арене. Отчасти это удалось сделать в Эстонии.

Много усилий было предпринято и на украинском направлении. Основная трудность состояла в том, что украинским властям так и не удалось подвинуть руководство УПЦ к выдвижению Москве требований об автокефалии. Хотя в какой-то момент в последние годы правления митрополита Владимира казалось, что вопрос можно будет сдвинуть с мертвой точки. Но у Блаженнейшего возобладало чувство ответственности за судьбу вверенной ему Церкви.

Единственный путь закрепиться на Украине состоял в том, чтобы прибрать к своим рукам раскольников – филаретовскую «церковь» и т. н. «Украинскую автокефальную православную церковь» (УАПЦ). Периодически переговоры с ними несколько раз возобновлялись, но ничем не окончились. УАПЦ одно время (вернее, ее часть) готова была просто уйти под Константинополь, но речь шла о малом количестве приходов, из-за которых не стоило затевать очередной раскол в православии. С Филаретом дело обстояло сложнее. Он готов был получить автокефалию от Константинополя. При этом для Варфоломея Анафема не оставлял никакого места в своей «церкви». Сделай дело и уходи, а я останусь здесь хозяином!

Зачем Варфоломею получать огромную головную боль с большинством православных церквей, легализуя не просто раскольника, но и «анафему», не приобретая ничего при этом? А Филарет вовсе не готов был делиться ни властью, ни доходами. На этих позициях он стоит и сейчас, когда вновь на Украине завели пластинку с томосом об автокефалии.

Доходы же очень нужны Константинопольскому патриархату. Имея признаваемый всеми православными церквами статус первого по чести, он остро нуждается в средствах, в том числе для поддержания своего статуса.

Если отвлечься от высоких материй, то основное противоречие между Константинопольским и Московским патриархатами – это противоречие между…

Полностью читать ЗДЕСЬ



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments