?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
Галичане под русскими знаменами
andreyvadjra


Василий Витальевич Шульгин, прошедший зимой 1919–1920 годов страдный путь отступления Белой армии от Киева до румынской границы, оставил в своей книге воспоминаний «1920» следующее описание станции Раздельной под Одессой: «Тут стояла целая армия всяких составов, и целые воинские части жили в поездах. Кажется, это были галичане, в энный раз кого-то предавшие».

Бывший лидер русских националистов в Государственной думе написал жестко и хлестко. Понятно, что никакой симпатии он к бойцам Украинской галицкой армии (а именно ее эшелоны стояли на Раздельной) испытывать не мог. Недавний редактор боровшегося с подпитываемым из Галиции сепаратизмом «Киевлянина» не понаслышке знал о зверствах галичан на службе Петлюры. А его младший сын-гимназист погиб в декабре 1918 года при защите провозгласившего федерацию с возрожденной Россией Киева. Погиб, возможно, в бою именно с галичанами, обеспечившими своим участием победу Директории. Знал руководитель национальной политики ВСЮР и историю перехода УГА от Петлюры, что давало ему некоторые основания для подобной формулировки.


Но его ошибка было в том, что он не делал различия между УГА и активно пытавшимися играть свою игру в украинских событиях сечевиками полковника Коновальца.

Как гласит старая французская пословица, «предают только свои». Для УГА же своих в Гражданской войне на территории Великой Украины не было. И Петлюра был для галичан еще более чужим, чем белые, красные или махновцы. Подхваченные кровавым вихрем они были вынуждены искать ситуативные союзы.

Легенда об отважных «лыцарях» УГА, отдававших жизни в борьбе за «вильну Украину», возникла только в двадцатых годах, когда государственные проекты, как УНР, так и формально вошедшей в состав последней ЗУНР, давно ушли в небытие. Вынужденные забыть былые обиды петлюровцы и галичане начали совместно создавать миф о «национально-вызвольных змаганнях», в котором УГА преподносилась стоявшей до конца за «нэзалэжнисть» всей Украины.

УГА возникла после развала австро-венгерской армии на основе легиона УСС, созданного в 1914 году австрийским генштабом для марша на Великую Украину, и нескольких частей со значительным процентом в них военнослужащих-галичан. Являясь армией образованной в Галиции ЗУНР, УГА воевала с польскими войсками, но была разбита. Причем разбита по причине того, что, несмотря на декларации о «единой Украине», Директория бросила УГА на произвол судьбы. Только созданная польская армия еще не имела решающего преимущества, и обе стратегические наступательные операции галичан: Вовчуховская в феврале и Чертковская в июне 1919 года – вначале развивались удачно. Но «головный отаман» не направил в помощь ЗУНР ни одного «гайдамака» для дальнейшего развития наступления, хотя даже небольшое усиление УГА стало бы решающим.

Можно допустить, что терпевшая одно за другим поражения от наступавшей Красной армии Директория не могла выделить и «куреня» в Галицию, хотя командование УГА так не считало. Однако то, что военное министерство УНР, имевшее большие запасы вооружений, боеприпасов и амуниции, оставшиеся еще от русского Юго-Западного фронта, ничего не передало нуждавшейся абсолютно во всем УГА, говорило о том, что Петлюра сознательно подыгрывал полякам.

Директория предпочитала, чтобы имущество доставалось в качестве трофеев противнику, но не передала УГА ни одной пушки, ни одной винтовки, ни одного ящика снарядов или патронов, притом, что доставка по железной дороге в Галицию трудностей не представляла и подвижной состав для перевозки был в наличии. 

Это объяснялось тем, что Петлюра чрезвычайно опасался, пусть относительно немногочисленной и недостаточно снаряженной, но дисциплинированной, идейно сплоченной, преданной своим командирам и поэтому боеспособной УГА. Подкрепленное такой реальной силой руководство ЗУНР могло претендовать на весомый, а возможно, и решающий голос в общеукраинских вопросах. Поэтому для Директории оптимальным вариантом была героическая гибель УГА в борьбе с Польшей.

Но галичане не пожелали бессмысленно умирать ради спокойствия «провидныкив» УНР, и командование УГА в июле 1919 года вывело остатки армии на территорию Великой Украины. И снова Директория сделала все, чтобы любым способом избавиться от потенциальных конкурентов. УГА так и не получила регулярное снабжение, а военное командование УНР неизменно пыталось направлять галичан на самые опасные участки фронта.

Однако галичане в боях участвовали лишь постольку, поскольку считали это для себя необходимым. В основном, если была возможность захватить необходимые армии запасы. УГА проливала кровь не за УНР, к которой ничего, кроме ненависти, не испытывала, а просто потому, что ей в сложившейся обстановке, когда дорога домой была невозможна, волей-неволей приходилось для собственного выживания принимать участие в чужой войне.

Окончательно разрыв УГА с идеей «самостийной Украины» произошел в октябре. Последней каплей, переполнившей чашу терпения галичан, стало то, что…

Полностью читать ЗДЕСЬ



  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal для Украины. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

То есть, те массы пленных красноармейцев, которых уморили в плену поляки после провала Тухачевского, были в основном галичане?

Есть шляпа времён революции?

Есть от 1914 года.

А 1812 года нет?

Нет, надо бы разжиться.

Ты заходи... Если чо...

В блоге про цвет кожи у негриток вывесил

Edited at 2018-06-03 06:43 pm (UTC)

Не, то были неграмотные либерасты и майдауны

не, либерасты и майдауны свергли царя, а потом продули войну и просрали страну.

Неа. А потом они нифига не делали, только ждали подачек от Ывропы. Пока их не сверг народ во главе с большевиками.

Мучас грасиас!

это ж только русские могли последовательно убивать царя, попов и капиталистов, затем верных ленинцев. потом стать капиталистами и построив церкви и веря в сталина оставаться истинными патриотами.

И только рагули скачут и скачут и скачут...

а кони все скачут и скачут
а избы горят и горят

  • 1