?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
Они таки много едят. Очень много!
andreyvadjra



Они – это жители постмайданной Украины

Наткнулся недавно на удивительные данные почти столетней давности. Удивительные не сами по себе, а в сопоставлении с современностью. В одном из выпусков небольшого сборничка «Проблемы изучения истории Украинской революции 1917-1921 годов», издаваемого Институтом истории Национальной академии наук Украины, были опубликованы сведения о нормах питания заключенных в тюрьмах Украинской ССР. Нормы эти были установлены специальным документом – «Временной табелью пищевой разнарядки по продовольствию заключённых всех мест заключения УССР». Документ был принят Центральным тюремно-карательным отделом Народного комиссариата юстиции УССР и датирован 30 мая 1919 года.


Следует помнить, что это было за время. Украина вместе со всей Россией только что пережила тяжелейшую Первую мировую войну, была сотрясена революцией и теперь переживала (опять же, вместе со всей Россией) ещё более ужасную войну – гражданскую. Экономическая разруха и продовольственные трудности в таких условиях неизбежны. А режим «пролетарской диктатуры», установленный большевиками являлся жестоким и беспощадным. Само собой разумеется, что рассчитывать на усиленное питание заключённым тогда не приходилось.

Поскольку указанный сборничек имеет очень маленький тираж – всего 300 (триста) экземпляров – думаю, будет не лишним ещё раз обнародовать опубликованные там цифровые данные. Однако, повторюсь, приведённые цифры интересны не столько сами по себе (хотя сами по себе тоже), а, прежде всего, в сопоставлении с некоторыми современными. А поскольку ныне принято давать средние цифры за год, я пересчитал содержащиеся во «Временной табели…» числа и также вывел средние показатели за год (в документе они даны на каждый день в течение недели). Для удобства читателей, имевшие в то время хождение фунты и золотники перевожу в привычные нам килограммы.

Итак, нормы питания, предусмотренные в 1919 году для работающих заключённых. Мяса им полагалось 106,6 кг в год на человека. Как правило, это была говядина, хотя её позволялось «в равном количестве» заменять свининой, бараниной или рыбой. Сала, согласно «Временной табели…», заключенным следовало выделять 15,5 кг в год на человека. Крупы (гречневой или пшенной, которые, вновь-таки, в равном количестве позволялось иногда заменять рисом или бобовыми) – 62,5 кг. Хлеба ржаного (его можно было заменить на аналогичное количество пшеничного) – 224,1 кг.

По остальным видам продуктов годовые показатели в расчёте на одного заключённого выглядят так:

Картофель – 170,7 кг.
Капуста – 34,3 кг.
Свекла – 20,4 кг.
Лук – 7,6 кг.
Соль – 6 кг.
Чай (чёрный) – 0,8 кг.
Сахар – 18,7 кг.

Ещё раз напоминаю – это 1919-й год, разгар гражданской войны. Конечно, заключённые могли получать передачи или покупать продукты питания на свои средства. Во «Временной табели…» речь идёт лишь о минимуме, который должно гарантировать государство.

Ну, а теперь попробуем сопоставить эти данные с набором продуктов питания из так называемой «потребительской корзины» для Украины на 2018 год. Нормы, рассчитанные на взрослого трудоспособного человека (не заключённого!). Говядина…

Полностью читать ЗДЕСЬ




  • 1

Это вряд ли!

Тогда ВЧК и "стенка" всегда были рядом. :)

Re: Это вряд ли!

Социология практически любых репрессий неумолима, под нож идёт 2% виновных и 98% невиновных и беззащитных, тех кого проще было взять, человеческий фактор знаете ли, на одного идейного романтика 10 подлецов, которые под это дело будут решать личные вопросы.

что за бред?
300г в день мяса на человека?
может речь шла о копытах, свиных ушках и куриных лапках?

Re: Это вряд ли!

Тогда еще нет. А потом да, настроили лагерей. И для жен- талантливых бизнесмеш

Re: Это вряд ли!

Вы судите по советским кинофильмам.

Смута (как составляющая революции) – это еще и всплеск безнравственности. И в милицию, и в ЧК попадали люди, у которых до этого в карманах никогда больше червонца не было. И когда перед ними открывались большие «возможности», многие ломались. Думается, в наркомате юстиции злоупотреблений было меньше, чем в ЧК. Первые непосредственно были подотчетны Советам. Вторые фактически не подчинялись никому, кроме некоего «центра».
Здесь с самого начала возникла правовая коллизия. Например, всю первую половину 1918 года в г. Торжке, то милиционеры вели чекистов под конвоем в тюрьму, то чекисты отправляли туда милиционеров. И это было повсеместно. Такую же картину рисует А. Веселый в своей повести о некоем собирательном российском городе.

Потом вышло разъяснение, что ЧК подчиняется Советам и поднадзорна Наркомату юстиции, но…
Далее следовало уточнение, из которого следовало, что ЧК, вообще-то, хрен кому поднадзорно и никому не подчиняется.
Тем не менее, после этого водить попеременно друг дружку в тюрягу представители советской власти и чекисты перестали.
Вот, например, в конце 1918 года прокурор Торжка завел уголовное дело против местных чекистов, крышевавших железнодорожную банду грабителей (косили под чекистов, проверяющих в поездах документы). Завел-то, завел, а вот шансов-то у него практически не было.

Вообще-то, злоупотребление представителей "карающих органов власти" в те времена – дело обычное.
Думается, в ЧК с этим вначале было даже хуже, чем где-либо. Дело в том, что в ЧК была своя, камерная, я бы сказал, во многом «семейная» обстановка.
Потом ситуация, конечно, менялась. Но это было потом (решительным образом где-то уже в конце 30-х).

Конечно, судить эпоху смуты по нормам устаканившегося времени – занятие некорректное.
Есть смысл сравнивать современников: чекистов и контрразведчиков, например, деникинских.
А вот уж контрразведка «деда Антона» была таким днищем, что чекисты на их фоне смотрятся вполне выигрышно. Впрочем, поэтому красные и войну гражданскую выиграли.

(Извините за пространное занудство по мелкому поводу).

  • 1