АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Categories:

Карпатский ножевой бой




Недавно купил (очень недорого) в румынских Карпатах иконку начала позапрошлого века. Очень удивился. Написана на обычном оконном стекле. При этом идеально сохранилась – ни скола, царапины, трещинки. За двести лет рушились империи, гибли страны, стирались с лица земли целые города. А тут на хрупком стекле безмятежные святые лики, неуязвимые и неподвластные никаким потрясениям, катаклизмам и даже простой бытовой небрежности.

Потом призадумался и осознал. Это же Карпаты! Я много раз бывал здесь, причем на территориях всех стран, где они раскинулись. Увидел много общего. Это ойкумена как бы застывшего времени. Время, особенно социальное, это прежде всего промежуток между событиями. Но если событий нет, то и времени нет. Или по крайней мере оно течет по своему, крайне замедленному, ритму.


В Карпатах социальному времени негде было размахнуться. Индустриальных связей, по которым, собственно, и идет временной поток, не было. Сельский развитый социум тоже так и не сложился, разорванный на горные хутора, полонины, овчарни. Сегодня мир драматично переживает крах индустриальной и продвинутой сельской модели. А в Карпатах все спокойненько – там этого и не было. Пытались когда-то большевики строить какие-то космические заводы в каких-то Верхних Водянах, пытались объединить и укрупнить в сельские комплексы крохотные овчарни и кочевых пастушков. Не сложилось. Так и плыли сквозь вихри времени вечные смеречные вершины со своим застывшим патриархальным бытом, архаичными понятиями морали, чести и предательства, политической всеядностью, наивными местными колдунами-мольфарами, материальными гуцулочками и эфемерными мавками... Но...

Сломанные часы два раза в сутки показывают точное время. Так и Карпаты в короткие моменты исторического бытия вдруг оказались фантастически востребованы. Все удивлялись, когда президент Ющенко неожиданно сформировал почти всю свою администрацию из выходцев одного глухого карпатского села. Да, были модели типа американской – истеблишмент одного университета или банковской группы, российской – одного мегаполиса или спецслужбы, даже венгерской – одного студобщежития или философского кружка. Но извлекать политэлиту из одной овчарни казалась причудой и перебором. А ведь всё президент по-своему делал правильно. Только у этих людей ему можно было научиться многим вещам, подзабытым в городе, да и в других частях страны.

Помню, с главой его администрации проводил консультации по политтехнологиям. Мы в его горном поместье сидели в громадном закопченном чане. Маленькие юркие гуцулы непрерывно подливали в чан свежую минеральную воду из молочных алюминиевых бидонов. Другие, как черти, шуровали под котлом, поддерживая в костре, гревшем нашу воду, нужную температуру. Третьи трудолюбиво подносили пивко, самогон, овечий сыр. «Люблю, когда люди работают, – благостно говорил глава администрации. – Вообще люблю людей! Поэтому и выступил за демократию против диктатуры». А я думал в это время, что только в Карпатах возможна такая гармония личности, где сладкие демократические грезы органично сочетаются с бытовым куркульским самодурством.

Еще карпатцы научили президента не пользоваться часами. Они вынесли все часы из здания администрации. Зачем думать о бренном времени? Время – это придумка вырождающейся городской культуры. Правильно жить надо только по биологическим «часам»: желаниям, страстям, инстинктам. Еще они объяснили, что в природе нет предательства. Люди, которые за поколение порой видели четыре-пять смен государственной юрисдикции, власти и ко всему мгновенно приспосабливались, знают толк в политической мобильности. Смена партнеров, друзей, хозяев для них не моральный выбор, а способ жизни. Ведь если ты на праздник заколол барана, который жил с тобой всю зиму практически в одной избе, ты ж его не предал. Просто свежего мясца захотелось.

Еще они учили жить не глобально, а локально. Я когда-то брал уроки у шамана в забайкальском племени чильчигиров. Всякие там камлания, тактильная суггестия и прочий трэш. Спросил, бывают ли у него негативные заказы. Он, смущаясь, ответил, что были, например, просьбы извести оленье стадо у соседа. То же самое спросил у самого известного мольфара. Он, не смущаясь, сказал, что

Полностью читать ЗДЕСЬ



Subscribe

  • Черноморский флот: мифы и реальность

    После смерти Задорнова начал слушать украинских экспертов. Так смешить, как смешил Михаил Николаевич, могут только они. С той только разницей, что…

  • Для чего американским демократам нужна Украина

    Есть огромная масса очень наивных людей, которые до сих пор не понимают, для чего создан проект «Украина». Именно поэтому они…

  • Украинский Ressentiment

    Сегодня начну с крамольной мысли. На мой взгляд, всеобщее высшее образование – зло. Потому что всеобщность получения высших знаний не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Черноморский флот: мифы и реальность

    После смерти Задорнова начал слушать украинских экспертов. Так смешить, как смешил Михаил Николаевич, могут только они. С той только разницей, что…

  • Для чего американским демократам нужна Украина

    Есть огромная масса очень наивных людей, которые до сих пор не понимают, для чего создан проект «Украина». Именно поэтому они…

  • Украинский Ressentiment

    Сегодня начну с крамольной мысли. На мой взгляд, всеобщее высшее образование – зло. Потому что всеобщность получения высших знаний не…