?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
«Хартленд» Владимира Высоцкого
andreyvadjra



Согласного судьба ведет, сопротивляющегося – тащит. Я никогда и не сопротивлялся. Когда меня, зеленого студента, вдруг пригласили на «квартирник» со скандальным бардом, я знал – надо идти. Первая встреча с Владимиром, правда, не потрясла. Песни из «Вертикали», прокуренная комната, холодная водка, легкое ощущение конспиративности и диссидентства.

Потом судьба забросила на Чегет. Лыжи-«дрова» (деревяшки с разболтанными креплениями), начавшийся буран на верхней площадке подъемника, страх перед спуском... Остался ночевать в приюте при горном кафе «Ай» (хорошо, в кармане нашлась «пятерка»). А там уже Высоцкий собственной персоной! Прокуренная комната, холодная водка и песни всю ночь. Но уже ощущение прикосновения к большой тайне, событию, явлению.


Потом бамовские бараки, где жить было бы намного сложнее без «убитого» проигрывателя с его дисками, и кассеты с «Конями привередливыми». Вот после этого совсем понеслось!

В нашем отделе исторического материализма Института философии, что на Волхонке, профессор Межуев неожиданно публикует в сверхэлитном журнале «Вопросы философии» статью о мировоззрении Высоцкого. Это была «интеллектуальная бомба»! Впервые певец, тем более без регалий, да еще неформального толка, был подан как глобальное духовное явление. Это пронзительно мне стало ясно на похоронах гения, когда в закапываемую могилу бросали магнитофоны «Весна» и голос его звучал сквозь толщу земли. И вот с тех пор я и воспринимаю Владимира Семеновича именно как некую веху в развитии России, да и мира в целом. И судьба постоянно подводит меня к неопровержимым доказательствам этого.

Как-то подружился с семьей Шемякиных. Михаил в своей фантасмагорической студии под Нью-Йорком рассказывал, как Владимир озвучивал его образы, а он визуализировал его хриплый голос. Его дочь, княжна Доротея, мило разбавляя свой дворянский прононс отборным матерком, рассказывала в своей девичьей студии в Афинах, как «дядя Володя» вдохнул в нее, маленькую девочку, неподъемный талант.

В Пекине я жил рядом с харчевней «Высоцкий». Каждый вечер сидел там в кругу помятых китайских мужичков, которые пили холодную русскую водку под горячие щи, подпевали тонкими голосами динамику с песнями понятно кого. И плакали.

Были еще посиделки с удивительно похожим на него и необъяснимо скромным сыном Никитой. А совсем недавно мой друг Питер, известный будапештский бизнесмен, предложил мне провести в своем ресторане «Ночь памяти Высоцкого».

Было человек двести венгерских политиков, интеллектуалов, фирмачей, красивых женщин. Депутаты, профессора, миллионеры. С громадных плазм рвал душу родной голос и на русском, и на французском. Я пытался что-то комментировать о духе и смыслах, свободе и герменевтике. Хотя и так все было ясно. Было накурено, несмотря на европейские запреты, холодная водка, вареная картошка в мундирах, икра. (Горячую картоху руками разламывали на две половинки, на одну – красную, на другую – черную.) Некоторые плакали. Питер мне напоследок сказал: «Если б не было Высоцкого, моя жизнь была бы другой, а русские, как всегда, не ценят того, что имеют...».

Короче, всю жизнь судьба зачем-то водила меня рядом со всем этим. И вот сейчас отгремели юбилейные торжества. Много говорили и показывали про Владимира Семеновича. Что-то порадовало, что-то огорчило. Или даже удивило. Порадовало, что так помнят, ценят, обожают. Огорчило, что помнят в основном как певца, ценят как поэта, обожают как актера. А он ведь немерено сильнее любой этой роли. Выше! Удивило как бы понимание масштаба его личности, прозвучавшее с неожиданной стороны. Правда, понимание смутное (мутное), ограниченное, извращенное, вывернутое наизнанку, как многие другие сигналы, идущие из Киева.

Сначала официальные люди там сказали, что Высоцкий вместе с такими фигурами, как Булгаков, представляет для их режима, образа жизни серьезную мировоззренческую угрозу. Потом их же эксперты расшифровали. Высоцкий, мол, преступно до сих пор работает на русское единство: он создал главные его…

Полностью читать ЗДЕСЬ




  • 1
Все плакали, разбавляя свой дворянский прононс отборным матерком, и заедая слезы «картохой» с красной и черной икрой. В этом вся суть позднесоветского диссидентского «культурного» слоя.

В Высоцком отразилось то, что было в тогдашнем советском человеке. В том числе и то, что привело страну к катастрофе.
С кем был бы Высоцкий на изломе 80-90-х?
Да, конечно, он был бы среди своих друзей и соратников - единомышленников-либералов. Среди соавторов по альманаху «Метрополь». Он был бы там же, где был, скажем, Митта или Шемякин. Да, тот же С.Говорухин с его «Россией, которую мы потеряли».
Он был бы рядом с «прорабами перестройки», рядом с Межрегиональной депутатской группой.
Рядом со своим «лирическим героем», избравшим Ельцина в 1991 году.

Только «лирическому герою в 90-е досталась одна картоха, а его либеральным поводырям досталась «картоха» с красной и черной икрой. Впрочем, многие либеральные поводыри-диссиденты и в советское время сидели на двух стульях и имели возможность вести образ жизни, простому советскому человеку абсолютно не доступный.

Я совершенно не в состоянии представить себе Высоцкого среди патриотической оппозиции, сопротивление которой было кроваво подавлено осенью 1993 года при почти открытом содействии Госдепа.
Диссидентство и блатняк.
Союз либерализма и криминала, идеология которого складывалась в позднесоветское время, и стал стержнем реформ 90-х годов.

Люди меняются.

Тот же С.Говорухин, с его «Великой криминальной революцией» и «Часом негодяя» до этого потрудился над тем, чтобы этой «криминальной революции» проложить дорожку.

С кем был бы Высоцкий позднее, сказать трудно.

Помню В.Максимов «из Парижу» порадовался, что на выборах в РСФСР в 1990 году патриотический блок пролетел, как фанера над городом его проживания, что ельцинская «Демократическая Россия» получила большинство. Ну, так ведь «из Парижу» плохо видно было. Уже в 1992 году редактор «Континента» фактически клеймил режим как «антинародный». Не говоря уже о его жесткой позиции после октября 1993 года. Тогда к нему присоединился и Синявский.

Но ведь люди типа Максимова и Синявского не сидели на двух стульях.


Edited at 2018-02-04 06:52 am (UTC)

Они просто были теми бабами-ягами, которые всегда против, неважно против чего.

сейчас-то Говорухин вроде как и "за" уже. Кто знает, доведись Высоцкому пережить 90е ...
Многие из тех, кто сейчас с содроганием вспоминает те времена, именно тогда их приветствовали

Re: Ну как же

Что сказать-то хотели, своими словами, если можно?

"С кем был бы Высоцкий на изломе 80-90-х?
Да, конечно, он был бы среди своих друзей и соратников - единомышленников-либералов". Das ist sehr Правда.

  • 1