АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Дело «СБУ против Церкви» – обыкновенное украинство

Итак, в связи с отказом запорожских священников отпевать некрещёного ребёнка прокуратура поручила Службе безопасности Украины расследовать «факты совершения представителями Украинской православной церкви Московского патриархата умышленных действий, направленных на разжигание национальной, религиозной вражды и ненависти, а также оскорбление чувств граждан». Скажете, абсурд? Дескать, это всё равно, как если бы английская прокуратура возбудила уголовное дело против Клуба джентльменов за нарушение гендерной равности. Увы, для Украины это обыденность. Более того, действия прокуратуры – это ответ на запрос самой активной ныне части общества.

Я нарочно не писал по горячим следам о трагическом и, как оказалось, драматическом случае с гибелью и похоронами ребёнка в Запорожье. Меня интересовало, как долго протянет здесь акция #принеси_куклу. Ведь город решительно «ватный» (вспомним Запорожское побоище в дни революции гнидности и, конечно же, «300 запорожских спартанцев»).

Напомним о сути самой акции устами её инициатора.

Почему акция #принеси_ребёнка так быстро сдулась


«Возможно, вы слышали про безумную историю из моего родного Запорожья про самоубийцу, который выпрыгнул из окна и упал прямо на двухлетнего ребёнка, – так начал свое сообщение в соцсети местный активист то ли «Сволоты» то правосеков (простите, не особо разбираюсь в сортах украинского фашизма). – Погиб сам и убил мальчика… На похоронах ребёнка, прямо на похоронах, священник отказался отпевать мёртвого мальчика. Прямо у гроба (здесь громадськый дияч, как водится, брэшэ – отказ последовал ещё до похорон и, соответственно гроба батюшка не видел, – Д.С.)…

Потому что ребёнка крестили в церкви Киевского патриархата. А отпевать ребёнка пришёл священник Московского. Организаторы похорон не подумали, а обезумевшим от горя родителям было не до этих тонкостей (когда родители вместо того, чтобы крестить младенца в одном из двух, расположенных рядом с домом православных храмов, попёрлись в филарэтовскую синагогу[1] на другой конец города, им, почему-то, было «до тонкостей», – Д.С.). И он отказался отпевать двухлетнего ребёнка, крещённого в «незаконной церкви». И в ближайшей церкви, тоже Московского патриархата, родителям отказали. Только срочно вызванный священник Киевского патриархата отпел ребёнка, и его смогли наконец-то похоронить…

Я не знаю, как можно… так. Я не понимаю. Я не знаю. Мне не укладывается в голове.

Я знаю, что я хочу. Прямо сейчас. Я хочу, чтобы этот священник, и священник той церкви, в которую они обратились потом и где им тоже отказали в отпевании их мёртвого ребёнка, и вообще весь Московский патриархат горел в аду. Сейчас. В аду на земле. В аду в Украине…

Я принесу под ближайшую церковь УПЦ МП куклу. Простую детскую игрушку. Они её уберут, а я принесу снова. И снова. И снова. И люди будут проходить мимо и видеть куклу у церкви. И будут понимать, ПОЧЕМУ она там лежит. Будут понимать, ЧТО она значит. Будут понимать, ЧТО сделала эта церковь.

И я… я прошу вас. Мне неловко. Мне стыдно. Я ненавижу просить. Но я прошу.

Принесите куклу.

Под любую церковь этого… патриархата.

В любой день.

Принесите. Пожалуйста.

Я хочу, чтобы вся страна знала. Знала, что так НЕЛЬЗЯ».

На следующий день я наткнулся на фото «флешмоба» из более чем пяти, то есть, где-то шести участников, которые пришли с куклами под вышеупомянутый храму УПЦ (МП). Сразу возник вопрос – насколько массовой и долгосрочной вся эта «движуха» может быть в чисто русском городе, где на четыре десятка православных храмов приходится два филарэтовских капища (скорее всего, для понаехавших), и где ритуальной службе даже в голову не могло придти, что они будут хоронить «филарэтовского» ребёнка. Оказалось, первый день был для акции #принеси_куклу в Запорожье и последним. Сунулись, правда, тогда же и в другой храм, где отгребли от прихожан. На чём с миром и упокоились.

Впрочем, этого оказалось достаточно, что бы украинские «неполживые СМИ» предали «возмущению общества» вселенский масштаб. Даже госдеповское «Радио Свобода» задалось вопросом «Что нам (sic!) делать с Московским патриархатом».

Скриншоты Владимира Корнилова

Стало ясно, что это целенаправленная кампания. Цель, очевидно – подорвать резко возросший в украинском обществе авторитет Церкви после того, как она сыграла исключительную роль при масштабном обмене украинских пленных на малороссийских и новороссийских заложников.

Поэтому и православным властителям умов пришлось включаться в «дискуссию».

С уставом карго в православный культ


«Украинские СМИ вприпрыжку рассказывают о жестокосердии православного священника, отказавшегося отпевать двухлетнего малыша, который не был крещен, – отметил в «Фейсбуке» архимандрит Алипий Светличный. Тот самый, что обрел известность во времена вышеупомянутой «революции», когда трёхдневной молитвой на жутком морозе остановил с собратьями-монахами кровопролитие на Европейской площади.

«Священник совершает священнодействие провождения в последний земной путь тела умершего верного христианина, опираясь на молитву Церкви», – даёт понять о. Алипий то, что Церковь не уполномочивает, своих слуг отпевать от Её имени тех, кто к ней не принадлежит. Боле того, запрещает. – Священнодействия – особая привилегия для тех, кто в Церкви. Кто сохранил ей верность до конца…

Кстати, если кто из священников отпевал по чину отпевания младенцев, то знает почему батюшка не мог совершить погребение некрещеного. Дело в том, что во время этого Чина к младенцу-христианину обращаются как к святому и просят у него ходатайствовать перед Богом. Но дети, оставшиеся за оградой Святой Церкви, не могут быть признаны святыми…».

Отсюда и жёсткий приговор пастыря тем, кто из политических прихотей лишает собственных детей спасения: «Я обвиняю тех родителей, которые избирают, из политических или националистических воззрений, местом ложных обрядов для своих детей парасинагоги, в которых им не могут преподать ни Крещения, ни другие Таинства Святой Церкви».

То, что священнодействие не над членами Церкви – это выход священника за пределы его установленных Богом полномочий (то есть, дерзость, подлежащая строжайшему наказанию вплоть до запрещения в служении и отлучения) попыталась объяснить в своём обращении и сама Запорожская епархия: «Церковная молитва – это молитва о членах Церкви… Священник не имеет права вторгаться в область, которая всецело принадлежит уже всеведению Божию. Поэтому посмертную участь умершего некрещеного следует предоставить милосердию Божию».

При этом запорожское духовенство напомнило, что за некрещёных, в том числе даже атеистов, члены церкви, в том числе и священники, могут молиться в частном порядке (келейно). К чему и призвало.

Социопсихолог Андрей Ваджра попытался объяснить это «светским» языком:

«Есть вещи, которые в принципе невозможны. Невозможно родиться назад. Точно так же, как невозможно отпеть некрещёного. Не работает «механизм» отпевания с «крещённым» в той организации, которая не является церковью.

Не пора ли научиться отличать Церковь от общественных организаций?                                

У укрограждан аналогичная ситуация и с государством. До сих пор не могут отличить государство от фикции. А когда получают «хрен с маслом» от того, что считают «дэржавою», очень сильно удивляются и возмущаются.

Теперь вся Украина живет, поставив выше законов и Бога своё понимание законности и добра. Причём почти каждый из её жителей трактует «законность» и «добро» на свой лад и к своей выгоде. В итоге – хаос, кровь, трупы, руины, псевдоцеркви и умершие дети, которых невозможно отпеть.

В общем, пора понять народу, что он волен молиться хоть в цирке с клоунами, это его право, но только к Богу цирк не имеет никакого отношения, и когда придет чье-то время уходить в мир иной, цирк в спасении души помочь не сможет. Когда своими задами почувствуют жар сковородок, никакая политика, идеология и самостийность уже не помогут».

О том же написал и политолог Михаил Павлив: «"Церковь Филарета" никакого отношения к Православию не имеет. Разве что настолько, насколько "самолеты" из соломы и пальмовых веток у аборигенов Вануату тождественны американским транспортным Douglas C-47. И пока это не дойдет до каждого, до мозгов и до печенок, такие трагедии и грязные танцы вокруг них, увы, но будут повторяться».

Ой ли, други… Вот, казалось бы что ещё как не такое горе способно «довести до мозгов» напоминание о «жаре сковородок». Но что мы слышим от отца погибшего ребёнка в очередном интервью для шакалов с укроТВ: «У них там какие-то правила...».

«У них»...

Зато претензии «у нас».

Мне кажется, Елена Скидан (в недавнем пошлом руководитель одного из немногих правдивых телеканалов, почему и стала первым в истории Украины политическим беженцем) отвечает не столько безнадёжно кастрюлеголовому обществу, сколько Андрею с Михаилом:

«Самоубийца, бросивший свой КРЕСТ, обрушился КАМНЕМ на дитя, которого повели НЕ ТУДА. Так могло "случиться" один раз на сотни миллиардов случайностей. Поройтесь в памяти рода своего – наши предки прочитали бы это знамение именно так.

Слепому видно, глухому слышно...

Церковь – это подножие престола Господня, она стояла и стоять будет, законы в ней не меняются 2000 лет и ни от кого никогда не скрывались».

И все эти 2000 лет Церковь потому и стоит, что не перестраивает каноны свои под изменчивый мир человека, всё более отдаляющегося от Бога.

Но и Бог не неволит человека. Он изначально дал ему выбор…

Полностью читать ЗДЕСЬ






[1] Отцы Церкви называют еретические и раскольничьи молельные дома не храмами, а синагогами.

Tags: #принеси_куклу, #принеси_ребёнка, церковь
Subscribe

Posts from This Journal “церковь” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments