АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Categories:

Грядущая «Жатва 2018»: отделение плевел от зерен




Если смотреть на Украину со стороны и воспринимать тамошние события сквозь призму российских СМИ, то сложится впечатление, что в стране, кроме безвиза и Саакашвили вообще ничего в 2017 году не происходило. Причём, влияние как безвизового режима с ЕС, так и энергичного апатрида на общую ситуацию также внешне совершенно не заметно.

Если читать западные СМИ, то сложится впечатление, что в Киеве недавно полностью сменилась власть. В ЕС заметили не только коррупционный характер режима, но даже увидели отдельные проявления нацизма. Впрочем, и это не привело к существенным подвижкам в отношениях в треугольнике Запад-Россия-ЕС. Санкции Брюсселя и контрсанкции Москвы, к вящей радости российских сельскохозяйственных производителей, уцелели, а финансирование Киеву Запад перекрыл ещё в начале 2016 года.

Зато, если почитать СМИ украинские, то окажется, что жизнь в стране бьёт ключом, но государство исчезает на глазах. Цитаты из «великого» Гордона или «великого» Карасёва можно без купюр вкладывать в уста депутатов Госдумы и Совета Федерации (исполнительная власть, связанная дипломатическими условностями просто не может позволить себе таких резких выражений в отношении Украины).


А таких «великих» в Киеве сейчас становится всё больше и больше. Каждый, кто не связал себя по глупости с режимом намертво, совершив военные преступления или преступления против человечности, на глазах «прозревают». В отличие от Запада, критикующего режим только за коррупцию, «свои» не оставляют на нём живого места. «Вдруг» выяснилось, что война в Донбассе была преступной и способствовала распаду Украины. Также «неожиданно» украинские «эксперты» осознали недопустимость разрыва экономических связей с Россией, ибо оный разрыв уничтожил украинскую экономику. В 2017 году в Киеве посягнули на святое, патентованные сторонники майдана начали в прямых эфирах сервильных местных телеканалов сомневаться в благостности евроинтеграции.

В общем, не прошло и четырёх лет, как местные «светлые» головы осознали те простые вещи, которые им объясняли ещё перед майданом и за которые они готовы были сажать, убивать и изгонять из страны. Завтра они начнут нас клеймить позором за то, что мы недостаточно убедительно пропагандировали Таможенный союз. Они уже занимают очередь в Кремль, чтобы предложить свои услуги по «построению пророссийской Украины».

Надо сказать, что особенностью украинского экспертного сообщества является «осознание» очевидных вещей только тогда, когда они находятся в местном политическом тренде и за них не бьют, а платят. Таким образом, можем констатировать: к концу 2017 года люди, контролирующие украинское информационное пространство и пока ещё определяющие политическую ориентацию Киева, задумались о своих перспективах после провала очередного майданного эксперимента.

В этом отношении политическая эмиграция в Москве (та её часть, которая мечтает вернуться к власти на Украине) и киевские политики – абсолютно едины. Они всегда руководствуются предшествующим опытом и считают, что события обязательно повторятся именно в том формате, в каком они происходили на их памяти в прошлый раз. Если конец первого майдана знаменовал возвращение к власти Януковича и «Партии регионов», которые удачно утилизировали пророссийские настроения своих избирателей, то и сейчас (по мнению украинских политиков) к власти должна прийти сила (состоящая из тех же бывших регионалов), которая договорится с Кремлём о поддержке, стабилизирует ситуацию в стране и перезапустит «евроинтеграцию» на российские деньги по очередному кругу. Самое время присоединиться к победителю.

Что можно сказать об этих планах?

Наблюдения украинских политиков и экспертов абсолютно верны. Украина уже даже не доживает последние дни. Её государственности просто нет. То, что осталось в стране, государством можно назвать только условно. Даже в первые века нашей эры такие структуры называли «вождествами», «союзами племён», «предгосударственными» или «догосударственными» образованиями. Только те (древние) структуры прогрессировали, развиваясь к современному регулярному государству, а Украина регрессировала, превращаясь в банду.

Законы и конституция давно уже ничего не регулируют на украинской территории. Значение имеют только желания финансово-политических группировок, достаточно мощных для того, чтобы заставить общество повиноваться. Государственные ресурсы (финансы, налоги, экономика) рассматриваются лидерами, как личная собственность, прилагающаяся к должности. Находясь в должности, они пытаются преобразовать эту подконтрольную им личную собственность в частную. В то же время, набирающие силу оппоненты пытаются отнять у них должность, чтобы получить право на контроль собственности.

Однако всё большую и большую популярность на Украине обретает политический стиль распадающейся банды. Она отличается от банды устойчивой тем, что в устойчивой банде вождь (атаман) пользуется непререкаемым авторитетом. Законов в такой банде нет, но есть обычаи, атаман же – главный хранитель обычаев и третейский судья в сложных вопросах. Распадающаяся банда рассматривает атамана только как временного лидера (на момент военного столкновения). В остальных случаях все равны, а прав тот, у кого сабля острее, пика длиннее, пистолет вовремя заряжен, а нож всегда наготове. В распадающейся банде кто, что успел захватить, то и его, пока не отобрали. Поэтому надо быстро съесть или хоть как-то использовать полученное. Всё равно отберут или украдут, необходимо успеть самому пользу поиметь.

Понятно, что такая структура крайне неустойчива и не может долго существовать. Банды могут исчезать и возникать, по-новому делить территорию, что-то отжимать друг у друга, но раз превратившись в банду, государство не может своими силами восстановиться и вернуться к нормальному конституционному бытию. Более того, банда не в состоянии удержать даже территориальное единство. Территории бывшего государства интересуют её только как зона кормления. Если содержание инфраструктуры и остатков народа требует больше издержек, чем приносит прибылей, то и контроль над этой частью территории неинтересен.

Государство может рассмотреть свои вложения, как создание задела на перспективу – для будущей прибыли. Банде (тем более банде распадающейся) надо получить своё добро здесь и сейчас. У неё нет времени создавать. Необходимо забрать готовое. Отсюда, если готового слишком мало или сопротивление слишком сильное, банда просто меняет район дислокации, иногда вступая в конфликт за зону кормления с другими бандами.

Всё это мы сейчас наблюдаем в Киеве. Банды ещё прикрываются партийными именами. Они ещё говорят о государственных интересах, но действия их давно ничего общего не имеют с регулярной государственностью.

Если в 2014 году мы констатировали парализацию основных систем государственного организма и неспособность заинтересованных политиков к восстановлению их нормальной работы в виду острой интеллектуальной недостаточности украинской политической элиты и экспертного сообщества, то сегодня мы должны констатировать, что…

Полностью читать ЗДЕСЬ



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 169 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →