АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Categories:

Майданная Украина: закон – тайга, прокурор – медведь




В юриспруденции я дилетант и, может быть, поэтому мне совершенно непонятен смысл такого понятия, как международное право. Да, вроде бы есть Устав ООН, множество конвенций, много- и двусторонних договоров, систему которых и считают международным правом, но как раз «системы», в которой бы была четко обозначена «субординация» этих актов, а главное – механизм их беспрекословного выполнения, принуждения к такому выполнению, разрешения возникающих конфликтов, этого практически нет. Вроде бы широкие полномочия у Совбеза ООН, но решение он может принять только при консенсусе пяти постоянных членов – великих держав, а поскольку они вечно соперничают, редкий конфликт на Земле не несет на себе тени этого соперничества.

Ну а Международный суд в Гааге, в котором малокомпетентные люди нередко предлагают искать справедливости в тех или иных межгосударственных спорах, и вовсе является третейским, т.е. рассматривает споры только в том случае, если обе стороны согласились как на такое рассмотрение, так и на любое решение, которое он примет. Естественно, поэтому дел он рассматривает немного и, как правило, они малозначительные.


Более того, известно, что Гаагский суд практически всегда выносит в той или иной степени компромиссные решения и есть все основания полагать, что очень часто он является только ширмой для достигнутых, но малопопулярных по внутриполитическим причинам двусторонних договоренностей, особенно когда речь идет о территориальных спорах. Так, по всем признакам решение Гаагского суда по шельфу Змеиного было фиговым листочком на решении Ющенко передать его «братской» Румынии.

Впрочем, никакого реального механизма заставить государство выполнять не устроившее его решение Гаагского суда, как и те международные договоры и конвенции, которые перестали его устраивать, попросту не существует. Международные санкции вводятся решением Совбеза ООН, в котором сложно достичь консенсуса, да и вопрос о них поднимается достаточно редко – только при очень веских обстоятельствах.

Так что основным действующим принципом международного права остается «закон – тайга…», когда решающим фактором в разрешении того или иного спора становятся военный, политический и экономический потенциалы сторон, ну и, конечно, политическая воля лидеров. Отсюда горячие и холодные конфликты, которые продолжают будоражить и мешать поступательному развитию человечества. Ведь эффективного механизма их разрешения по-прежнему не создано – нет мало-мальски объективного, опирающегося на общепризнанные нормы органа их разрешения и нет столь же «отрешенной» силы, способной принудить к выполнению вердиктов такого органа. Все решают (или не решают) договоренности между ведущими мировыми игроками в каждом конкретном случае.

Внутреннее же право практически всех государств построено все-таки, пусть даже в теории, несколько на других принципах. Во-первых, есть четкая законодательная вертикаль – положения конституции имеют приоритет над всеми прочими нормативными актами, затем следуют общегосударственные законы, далее (тут в разных странах по-разному) – нормативные акты исполнительных органов или органов местного самоуправления.

Также существует судебная система, в рамках которой, основываясь на действующем законодательстве, разбираются разнообразные правовые коллизии и конфликтные ситуации, а главное – есть мощный аппарат принуждения к исполнению действующих законов, в том числе и с использованием, так сказать, физической силы (если другие средства оказывались малоэффективными). Монополия государства на насилие – основополагающий принцип государственного устройства, там, где оно нарушено, само государство очевидным образом катится к развалу и гражданской войне.

…В понедельник 23 октября Святошинский районный суд начал избирать меру пресечения командиру добровольческого батальона ОУН Николаю Коханивскому, который открыл стрельбу на улице в Киеве. Сторонники националиста забаррикадировались в суде, полиция дважды шла на штурм. Правоохранители применили слезоточивый газ, радикалы поломали мебель в зале суда и выбили окна.

После двух часов ночи полиция прекратила попытки ворваться в зал суда. Заседание суда утром в 09:00 так и не началось, поскольку зал был разгромлен и забаррикадирован. Но утром в 10:20 штурм повторился – на этот раз успешно. Для этого полиция и суд прибегли к определенной тактической хитрости. Сначала они договорились с депутатом от Радикальной партии Игорем Мосийчуком, что Кохановский в окружении побратимов (но не под конвоем полиции!) пройдет из уже разгромленного зала в другой, чтоб продолжить судебное заседание. Но как только группа националистов начала движение, оказалось, что в другом зале уже стоит наготове полиция.

Побратимы, почуяв неладное, решили вернуться в зал и быстро начали восстанавливать баррикаду около двери. Но не успели – с двух сторон в помещение ворвался спецназ. Часть полицейских ворвалась через двери, разметав хлипкие баррикады, часть – из внутреннего дворика через окно.

Сопротивление было подавлено быстро и жестко. Спецназ задержал 30 человек и двумя автозаками доставил в Шевченковский райотдел полиции. И лишь в среду суд наконец избрал меру пресечения Коханивскому, правда, не содержание под стражей без права внесения залога, как требовала прокуратура, а электронный браслет и круглосуточный домашний арест на два месяца.

Вроде бы «законность» восторжествовала. Однако нужно отметить следующее: и во вполне законопослушных странах случаются факты давления на суд, а также другие правоохранительные органы. Их сотрудников могут шантажировать, им могут угрожать. Бывают на них и покушения. Но все это, если можно так выразится, действия исподтишка. В данном же случае сторонники подозреваемого в тяжком преступлении совершенно открыто ворвались в суд, захватили его помещение, устроили там погром, препятствовали выполнению судом своих функций.

Двое суток понадобилось полиции в центре столичного мегаполиса, чтобы методом «кнута и пряника», перемежая силовые действия с переговорами, навести элементарный порядок, нарушителями которого были всего несколько десятков человек. Да, тридцать человек оказались задержаны, но спустя сутки все они были на свободе, только шестерым предъявлено «подозрение», но кто сомневается в том, что дело будет спущено на тормозах, ведь и их наверняка придут защищать «побратимы», а кому нужны эти проблемы?

Собственно, и сам инцидент в Святошинском суде стал возможен только благодаря тому, что правонарушители были абсолютно уверены в своей безнаказанности, ведь подобные инциденты с момента победы «революции достоинства» носят регулярный характер. А ведь одного-двух эпизодов, после которых с нарушителями поступили бы «по всей строгости закона», с судебными приговорами и реальными сроками хотя бы для организаторов, было бы достаточно, чтобы полностью охладить пыл тех, кто считает, что «они здесь власть».

Но создается впечатление, что власть (номинальная) прежде всего озабочена тем, чтобы давать как можно меньше повода для недовольства «националистической улицы». Практически во всех случаях подход к затеянным «активистами» действиям сводился к известному принципу «если пьянку нельзя предотвратить, то её следует возглавить». Так было с блокадой  Крыма и Донбасса – власть была против, причем есть все основания полагать, что искренне, а затем, после того, как увещевания ни к чему не привели, узаконивала блокаду своими решениями.

А ведь ту же блокаду Донбасса осуществляло всего несколько десятков активистов, разогнать которых вроде бы не должно было представлять особого труда. Многие видят в этом отголоски подковерной борьбы между президентом Порошенко и министром внутренних дел Аваковым, которому подчинены практически все силовые структуры «внутреннего использования» (у СБУ собственно «силовая» составляющая невелика), который, как считается, контролирует большинство добробатов, прежде всего самую мощную структуру – «Азов» во всех его «ипостасях» (полк специального назначения МВД и партия «Гражданский корпус»), и который во всех этих случаях не торопился «власть употребить» именно для того, чтобы ослабить позиции президента.

Аналогичным образом объяснялась «вялость» силовых структур при прорыве Саакашвили через границу и впоследствии при установке его сторонниками палаток возле Верховной Рады. Это вызвало гнев Порошенко (утверждают, что президент и глава МВД просто «послали» друг друга). Сам же Аваков и публично и в разговоре с Порошенко объяснил действия (точнее, бездействие) своих подчиненных тем, что «не хотел крови». Но может, он и не так уж «кривит душой»?

Дело, конечно, не во врожденном «вегетарианстве» Арсена Авакова, а в том, что он…

Полностью читать ЗДЕСЬ



Subscribe

  • Черноморский флот: мифы и реальность

    После смерти Задорнова начал слушать украинских экспертов. Так смешить, как смешил Михаил Николаевич, могут только они. С той только разницей, что…

  • Для чего американским демократам нужна Украина

    Есть огромная масса очень наивных людей, которые до сих пор не понимают, для чего создан проект «Украина». Именно поэтому они…

  • Украинский Ressentiment

    Сегодня начну с крамольной мысли. На мой взгляд, всеобщее высшее образование – зло. Потому что всеобщность получения высших знаний не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Черноморский флот: мифы и реальность

    После смерти Задорнова начал слушать украинских экспертов. Так смешить, как смешил Михаил Николаевич, могут только они. С той только разницей, что…

  • Для чего американским демократам нужна Украина

    Есть огромная масса очень наивных людей, которые до сих пор не понимают, для чего создан проект «Украина». Именно поэтому они…

  • Украинский Ressentiment

    Сегодня начну с крамольной мысли. На мой взгляд, всеобщее высшее образование – зло. Потому что всеобщность получения высших знаний не…