АНДРЕЙ ВАДЖРА (andreyvadjra) wrote,
АНДРЕЙ ВАДЖРА
andreyvadjra

Category:

Жадность мажора и мудрость барыги




За последние месяцы встречал много материалов о том, как «Гройсман сбросит Вальцмана». Они мне не нравятся. По двум причинам.

Во-первых, не люблю, когда Порошенко называют Вальцманом. Он вполне легально, в соответствии с действовавшим (и действующим, кстати) законодательством носит фамилию матери. И отец его столь же легально перешёл на фамилию жены. Теория же, гласящая, что всё плохое в этом мире придумали евреи за миллион лет до нашей эры и с тех пор только реализовывают этот план (на которую намекают любители вспомнить о «девичьей» фамилии Алексея Порошенко, столь ущербна, как попытки украинских националистов и американских патриотов во всех своих бедах обвинять Россию и русских.

Ведь неважно, кто «обманул» доверчивых украинцев, «хитрые евреи», «злые русские» или даже «коварные европейцы». Важно, что если мы принимаем теорию «всемирного заговора», то миллионы людей поддерживавшие майдан, сотни тысяч участников карательной операции в Донбассе, десятки тысяч терроризирующих страну нацистских боевиков, сотни поджигателей Дома профсоюзов в Одессе и десятки снайперов майдана ни в чём не виноваты. Они пали жертвой того самого «мирового заговора».


Во-вторых, эти материалы не убедительны. Они фиксируют наличие реальных противоречий между президентом и премьером (любым президентом и любым премьером), но не объясняют, почему Гройсман должен вести себя по отношению к Порошенко, как Тимошенко по отношению к Ющенко, а не так, как Азаров по отношению к Януковичу. А это не единственный пример абсолютной лояльности. Столь же лояльным был, например, премьер Пустовойтенко по отношению к президенту Кучме и премьер Ехануров по отношению к президенту Ющенко.

Если уж отношения Порошенко и Гройсмана мне что-то и напоминают в предшествующей украинской политике, то это взаимоотношения премьера Кинаха и президента Кучмы. Кинах сохранял абсолютную формальную лояльность, будучи готовым в любой момент предать. Но момент этот определял не он. Было необходимо, чтобы кто-то другой в достаточной степени расшатал кучмовскую власть, создал Анатолию Кирилловичу пространство для манёвра, и только потом Кинах был готов вовремя переметнутся на сторону побеждающего.

С моей точки зрения, Гройсман никогда не будет активно интриговать с целью занять место Порошенко. Он просто не сможет пробиться в президенты, а вот потерять премьерский пост и с ним всё нажитое «непосильным трудом» – вполне. Но Гройсман, безусловно, Порошенко не друг и не родственник. Пётр Алексеевич нужен Владимиру Борисовичу лишь до тех пор, пока способен работать политическим паровозом и политической крышей. Как только Порошенко пошатнётся, Гройсман вспомнит принцип «падающего толкни!», поскольку «Боливар не вынесет двоих».

Отношения Гройсмана и Порошенко определяются двумя основными моментами.

Первое. Гройсман не имеет личного политического или силового ресурса. Он премьер волею Порошенко. Если на месте Порошенко оказывается другой человек, то у него будет свой кандидат в премьеры. Также Гройману невозможно пробиться в президенты, при таких конкурентах, как Тимошенко, Яценюк и Турчинов, опирающихся на системные партии и/или тысячи до зубов вооружённых и готовых убивать боевиков, обладающих неограниченным финансовым ресурсом, не просто известных Западу, но имеющих там собственных лоббистов, связанных многолетним продуктивным (и очень выгодным финансово) сотрудничеством.

У Гройсмана всего этого нет. Нет у него и поддержки украинских олигархических группировок и серьёзной опоры в СМИ. Круглое лицо, столь же округлые обороты речи и периодические «походы в народ», для общения с им же ограбленными людьми, ничего не дают. Достаточно завтра по трём-четырём главным телеканалам страны рассказать, что в снижении уровня жизни ниже уровня нищеты виноват лично Гройсман и «благодарный народ» будет вешать Владимира Борисовича даже с большим удовольствием, чем Петра Алексеевича.

Второе. Гройсман человек практичный. Государственный пост нужен ему не сам по себе (чтобы жене президентское удостоверение в постели показывать), а исключительно для наживы. В этом отношении должность премьера решает все проблемы Гройсмана. Финансовые потоки распределяет именно премьер. Конечно, при участии правительства, но традиция украинского «ручного управления» финансами, бытовавшая всегда и доведённая до совершенства Николаем Азаровым, делает автограф премьера решающим аргументом. И, конечно, надо обеспечивать решение финансовых и имущественных проблем президента.

Но зато на премьере не лежит ответственность за использование армии против народа, за военные преступления, за попрание конституции. Он, пока все воюют, хозяйством занимается. И, кстати, только ему известно, какой процент на деле получает президент и сколько конкретно оседает в карманах премьера и его команды. Чем сильнее разложены структуры власти в стране, тем больше у премьера возможностей для крысятничества. Кто проверит, кто узнает и кто докажет, если все воруют, а «контролёры» непрофессиональны и коррумпированы?

Президент отвечает за всё и рискует предстать перед украинским судом или международным трибуналом (если благодарный народ не поймает раньше), а премьеру достаётся при дележе столько же, если не больше.

Можно ли, исходя из изложенного, сказать, что Гройсман абсолютно безопасен для Порошенко? Нет. Гройсман для Порошенко значительно опаснее, чем любой открытый враг. Но совсем не потому, что хочет занять место Петра Алексеевича.

Взаимоотношения этих двух человек и их место в современной украинской политике, определяется их прошлым.

Кто такой Порошенко? Порошенко классический мажор. Да, его папа при Союзе отсидел за экономические преступления. В терминах тех лет он назывался «цеховиком». Что-то вроде «подпольного миллионера Корейко». Пётр Алексеевич вырос в семье не просто богатой, а по советским меркам безумно богатой. Его даже смогли определить на учёбу в Киевский институт международных отношений. Для семьи провинциального «цеховика» пробиться в alma mater детей высшей республиканской номенклатуры было не проще, чем сегодня сыну зажиточного фермера с Алтая поступить в МГИМО.

Порошенко с детства привык к тому, что ему всё дано, всё положено по праву рождения и его честолюбию не было пределов. Подогревалось оно и пренебрежительным отношением сверстников в школьные годы. Маленький Петя (как, кстати, и маленький Сеня Яценюк) уже в детстве мечтал занять самый высокий пост в стране и доказать всем этим «недотыкомкам» дружбу какого человека они так неосмотрительно отвергли. Поэтому жадность Порошенко (а он очень жаден) пасовала в тот момент, когда речь шла о возможности получить должность.

Он рвался в министры уже при Кучме. Прорвался при Ющенко. Унижался перед Януковичем, давал взятки самым мелким чиновникам из имевших доступ в кабинет Виктора Фёдоровича, но всё-таки пробился в министры вновь. Наконец, его мечта сбылась и после майдана, обойдя на повороте коллег, он стал президентом. Подчёркиваю, если для Гройсмана любая должность ценна только с точки зрения минимизации ответственности и увеличения дохода, то для Порошенко президентство было ценно само по себе: пусть гады увидят как он с самим Трампом фотографируется.

В противоположность Петру Алексеевичу семья Гройсмана, хоть и не бедствовала, но зажиточной её можно было назвать только оценивая с провинциальной винницкой позиции. Мальчик в детстве успел поработать слесарем, а высшее образование (неполное) получил в никому не известном провинциальном винницком ВУЗе, уже будучи руководящим сотрудником в бизнесе своего отца.

Дорогу к деньгам перед семейством Гройсманов открыл распад СССР и начавшаяся приватизация. Главный бизнес – винницкий вещевой рынок «Юность», принадлежащий им с 1994 года.

Надо ли объяснять как тяжела была судьба провинциального барыги, владевшего рынком в лихие 90-е. Надо было выжимать дань с арендаторов, платить бандитам, чиновникам, отбиваться от конкурентов. Гройсману некогда было думать о высокой политике. Он выживал.

Пётр Порошенко с конца 90-х стал признанным хозяином Винницы и области, а Гройсманы пристроились в его вассалы. Очевидно они были достаточно хитры и изворотливы, чтобы и хозяин был доволен и их закрома не оскудевали. А с учётом вышеупомянутой патологической жадности Порошенко это было не просто.

Тем не менее, Порошенко последовательно сделал Гройсмана (за деньги Гройсмана, разумеется) мэром Винницы, председателем Верховной Рады Украины и, в конечном итоге, премьер-министром.

У Гройсмана не было оснований обижаться на сеньора. Тот добросовестно заботился о благополучии пронырливого вассала. Но у Гройсмана не было оснований и испытывать к нему чувство особой благодарности. Порошенко продвигал Гройсмана только туда и только в тех случаях, где и когда это могло принести дополнительный доход Порошенко. Владимир Борисович давно отработал Петру Алексеевичу все его благодеяния.

Но так же, как мажор Порошенко был уверен и до сих пор уверен, что ему по праву принадлежит всё, а остальные должны быть счастливы, что он обратил на них внимание и дал им хоть что-то, барыга Гройсман ещё практикуясь на вещевом рынке, познал суровую правду жизни: если «крыша» стала «протекать» её меняют без всякой рефлексии. Дело вассала служить сеньору, но только до тех пор, пока сеньор обеспечивает защиту вассала и реализацию его интересов. Сеньор ослабел – надо его добить, чтобы понравиться новому сеньору. Ничего личного – бизнес.

Сейчас Порошенко критически слаб. Внутри страны его травят национал-радикалы с одной стороны, а Тимошенко и разнообразная оппозиция, с другой. Его искренне ненавидит народ. У него нет уверенности в верности силовиков. Те такие же умные, как Гройсман – не раз предавали до Порошенко, предадут и Порошенко. Была надежда на Запад, но в ходе последнего турне стало очевидно, что Запад не поддержал его. Своим демонстративным пренебрежением к Петру Алексеевичу в частности и к Украине в целом западные лидеры послали в Киев чёткий сигнал: делайте что хотите, нам плевать кто у вас будет президентом и будет ли у вас вообще президент. Разбирайтесь сами, как знаете, а мы умываем руки.

Власть Порошенко зашаталась. Критически зашаталась. Теоретически он может убить своих врагов. Но, как правило, в подобных ситуациях, объединившаяся элита отдаёт на расправу непопулярного президента, чтобы сохранить свои имущество, привилегии и власть.

Гройсман – часть элиты. Его задача заключается не в том, чтобы умереть за Порошенко, а в том, чтобы…

Полностью читать ЗДЕСЬ



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →