August 29th, 2014

Южный фронт рухнул. Последствия для Киева катастрофические

Украинские официальные лица и СМИ были вынуждены признать, что на данный момент части ВСУ и Нацгвардии, а также т.н. батальоны территориальной обороны вынуждены отступать под ударами армии ДНР. Правда признать факт своей военной слабости перед лицом донецкого ополчения украинская власть не может, так как это угрожает окончательно похоронить её авторитет в глазах украинских граждан, поэтому СМИ Украины творчески развивают идею «российского военного вторжения».

При этом ни официальные лица, ни придворные украинские журналисты не упоминают в своих сообщениях о новых «котлах» в которые опять угодили подразделения ВСУ и батальоны территориальной обороны. Об этом прискорбном факте Киев упорно молчит. Похоже, он решил в очередной раз бросить окруженцев на убой.

А ведь начиналось всё для сил АТО весьма неплохо. В начале августа Верховный главнокомандующий Украины приказал силам антитеррористической операции рассечь к Дню Независимости территории мятежных ДНР и ЛНР, а затем окружить Донецк и Луганск.

С этой целью ВСУ нанесла мощный удар моторизованными группировками по Шахтёрску и Красному Лучу. Начался штурм Луганска. Ценой невероятных потерь личного состава штурмующих украинских подразделений была взята Саур-Могила. У многих наблюдателей сложилось ощущение, что Киев как никогда близок к стратегическому успеху.

В результате кровопролитных боёв, подразделения 25-й аэромобильной бригады и части Нацгвардии в конце концов прорвались в Шахтерск. Угроза рассечения коммуникаций между ДНР и ЛНР стала более чем вероятной. Отсчёт времени шёл уже на часы. Но… Взять Шахтёрск не удалось. Небольшие отряды ополченцев с неожиданной яростью начали оказывать упорное сопротивление наступающим украинским частям, втянув их в кровопролитные уличные бои. Благодаря этому было выиграно время и сражающимся ополченцам подошло подкрепление, которое выбило ВСУ и Нацгвардию из Шахтёрска. Фактически это было первым тактическим поражением украинских вооружённых сил, которое в конечном итоге привело к катастрофическим последствиям.

Вторая попытка рассечь ДНР и ЛНР была предпринята украинской армией путём одновременного удара на Миусинск и Красный Луч со стороны Дебальцево и из «Южного котла» (силами 24-й механизированной бригады). Отсутствие значительных сил ДНР в этом районе благоприятствовали быстрому продвижению механизированных подразделений украинской армии. Проскочив Минусинск, ВСУ вошли в Красный Луч.

В результате возникла реальная угроза рассечения ДНР и ЛНР с перспективой гибели ополченческой группировки в районе Тореза-Снежного-Саур-Могилы.

Однако в данной ситуации избежать катастрофы помогло самоотверженное упорство простых бойцов донбасского ополчения, которые не позволили украинским частям закрепиться в населённых пунктах, а затем с отрядами подоспевшего подкрепления выбили подразделения ВСУ из Минусинска и Красного Луча.

Аналогичным образом провалилось наступление украинской армии и на других участках фронтов. В результате общее наступление украинских вооружённых сил начало выдыхаться, а отряды донбасского ополчения наоборот стали постепенно переходить к активным контрнаступательным операциям.

Потеряв наступательный потенциал, командование АТО должно было по идее остановить своё наступление, перегруппировать силы, подвезти резервы, создать новый запас горюче-смазочных материалов и боеприпасов, а уже после этого продолжить наступление. Но верховное главнокомандование требовало от украинской армии яркой победы ко Дню Независимости, чтобы президент Украины мог гордо сообщить украинскому народу о значительных успехах в проведении АТО. По этой причине вооружённые силы Украины продолжили наступление на юге, пытаясь лобовыми атаками взять Иловайск и Моспино. И это при том, что ситуация возле Луганска на тот момент стабилизировалась, а «Южный котёл» был ликвидирован, что позволило командованию ополченческой армии высвободить значительные силы.

В итоге упорных и кровопролитных боёв фронт украинского наступления предельно сузился до непрерывных лобовых штурмов южных склонов Саур-Могилы, Моспино и южных пригородов Иловайска.

В это же время зачистив «Южный котёл» и парировав наступление на Минусинск и Красный Луч, армия ДНР вновь взяла Мариновку, а её небольшие подразделения начали просачиваться вдоль границы к КПП «Успенка», охватывая, таким образом, украинскую группировку в районе Амвросиевки. В конечном итоге к юго-востоку от Амвросиевки ополчением были сформированы необходимые для рассекающего удара силы. А потом, перейдя в наступление, подразделения ДНР внезапно разрезали коммуникации ударных частей ВСУ штурмующих Иловайск, Моспино и Саур-Могилу. При этом навстречу наступающим с юга частям последовал удар механизированной группы ДНР к западу от Моспино, который оказался для украинских частей полной неожиданностью.

В итоге этой операции ополченцы блокировали основные коммуникации крупнейшей украинской группировки к югу от Донецка, где были собраны наиболее боеспособные части, штурмовавшие Моспино, Саур-Могилу и Иловайск. В окружении оказалось более 5 000 солдат (включая батальоны «Азов», «Шахтерск» и «Донецк-1»), около 180 единиц техники, а так же до 90 артиллерийских орудий, минометов и РСЗО.

К 24 августа возник «Амвросиевский котел», который ополченцы начали стремительно сжимать, продолжая наступление на юг и юго-запад, занимая населенные пункты в глубоком тылу южной украинской группировки. При этом, стремительно нарастала дезорганизация управления ВСУ. Большая часть батальона «Азов» бросив фронт, стремительно отступила к Мариуполю, а батальоны «Шахтерск» и «Донбасс-1» увязнув в городских боях за Иловайск, оказались намертво запертыми в «котле».

Так как с внешней стороны «котла» боеспособных украинских подразделений не было, то армия ДНР сразу же начала развивать быстрое наступление к юго-западу от Амвросиевки, с выходом на Старобешево, которое вскоре было взято. Одновременно с этим штурмовые отряды ополчения ворвались в Волноваху. В итоге окружённые части ВСУ оказались в глубоком тылу противника, с ограниченным запасом ГСМ и боеприпасов.

После этого южный фронт украинской армии (от Мариновки до Еленовки) фактически развалился на отдельные очаги сопротивления с рассечёнными линиями коммуникаций.

Полностью читать ЗДЕСЬ

Донбасский «котёл» для Украины

Безголовое тело не просто признак плохого зрения, но и свидетельство мозговой ампутации. Это понимаешь, наблюдая за действиями украинской армии, которая похожа на стремительно бегущую курицу без головы. Нет, у украинских генералов, конечно же, головы имеются, но складывается такое впечатление, что предназначены эти головы не для мышления, а для ношения военных фуражек.

Кто смотрел военный парад на Крещатике по случаю очередного Дня Независимости, не мог не обратить внимание на украинский генералитет, чинно выстроившийся возле своего верховного главнокомандующего. Смотришь, и понимаешь, они не просто «командувачи», а – орлы! Один другого краше! Все как на подбор. И красота эта к тому же плотно обвешана какими-то блестящими висюльками – наградами за паркетные битвы в стенах Минобороны. Когда видишь такую пафосную роскошь, понимаешь, что на Украине генерал это не звание, а счастье.

Что интересно, в то время как Пётр Порошенко грозно потрясал кулаком с трибуны в адрес врагов Украины, читал стихи, рассказывал о повальном патриотизме и обещал в самое ближайшее время озолотить украинскую армию, на Донбассе вооружённые силы ДНР без пафосных заявлений захлопнули очередные «котлы» с семью тысячами украинских военнослужащих. Такой себе подарок сознательным украинцам на День Независимости Украины.

По сообщению штаба армии ДНР, в районе населенных пунктов Войковский, Кутейниково, Благодатное, Алексеевское, Успенка и Ульяновское в «котёл» попали: штаб 8-го армейского корпуса, 28-я и 30-я механизированные бригады, 95-я аэромобильная бригада вооруженных сил Украины, а также батальоны «Айдар», «Донбасс» и «Шахтёрск». А в «котле» поменьше, в районе населенного пункта Еленовское, кроме украинских военнослужащих оказались батальоны «Азов» и «Днепр».

Подобный комплект окруженцев можно смело назвать «Мечта донбасского ополченца».

После того, как по центральным улицам Донецка провели колонну украинских военнопленных, в штабе вооружённых сил ДНР буднично сообщили, что на данный момент окружённые группировки ВСУ планомерно уничтожаются. Для Украины это звучит печально, так как в предыдущем «Южном котле» было окружено около шести с половиной тысяч украинских солдат и офицеров, из которых около четырёх тысяч человек было убито. На данный момент силы и организованность армии ДНР на порядок выше, поэтому масштаб новой военной катастрофы ВСУ могут быть более значительными.

Сложившаяся ситуация осложняется для Киева ещё и тем, что одновременно с окружением украинской южной группировки, донецкая армия начала достаточно быстрое наступление в направлении Мариуполя. Её передовые отряды уже в Новоазовске. В самом Мариуполе паника. Украинское руководство этого города эвакуировалось в Днепропетровск. Т.н. батальоны территориальной обороны постепенно «рассасываться». Оборонять Мариуполь фактически некому. На выезде из города в сторону Запорожья на трассе возникла гигантская пробка. Нацгвардия массово бежит, используя все наличные автотранспортные средства.

Факты свидетельствуют о том, что война подошла к моменту своего перелома. Уничтожение наиболее дееспособных частей ВСУ, оказавшихся в «Южном котле», и выход вооруженных сил ДНР к побережью Азовского моря способен окончательно сломать наступательный потенциал украинской армии. Это, в свою очередь, приведёт к тому, что тактические контрнаступательные операции вооружённых сил ДНР-ЛНР в ближайшее время могут перерасти в широкомасштабный стратегический удар. Похоже на то, что Запорожье скоро станет театром военных действий.

Как помнится, в своё время представители украинской армии и Нацгвардии очень сильно возмущались тем, что политическое руководство страны не отдаёт им приказ о полномасштабной военной операции на Донбассе. Бравые украинские генералы и офицеры были глубоко убеждены в том, что как только Банковая скажет им «фас», они порвут «сепаратистов» за неделю, тотально «зачистив» мятежные провинции от антиукраинского «нэпотриба». Уверенность в своих силах этих вояк была абсолютной. Очевидно, на тот момент у них ещё не прошла майданная эйфория.

В конце концов, их мечта осуществилась. Порошенко стал президентом и дал армии команду «фас». После этого в ход пошли танки, гаубицы, системы залпового огня, вертолёты и штурмовики. Киевские стратеги планировали закончить АТО в течение нескольких дней. И вдруг оказалось, что быстрая, победоносная военная кампания на Донбассе – глупый блеф не совсем умных людей, а самомнение украинских военных граничит с кретинизмом. Простые донбасские мужики с автоматами вдруг оказались более эффективными бойцами, чем вся украинская армия вместе взятая. Отряд Стрелкова, оборонявший Славянск в течение нескольких месяцев, стал наглядным тому подтверждением. Стрелковцы смогли длительное время противостоять регулярным частям ВСУ, превосходящим их численно и по вооружению в десятки раз! «Тупое быдло Донбасса», коими для сознательных украинцев являются жители Донецка и Луганска, каким-то необъяснимым образом превратилось в грозную силу, способную не только защитить себя от карательно-террористических мероприятий Киева, но и прийти в столицу с ответным визитом. Не секрет, что сейчас на Донбассе есть огромное количество людей, мечтающих поставить дальнобойные гаубицы на Троещине и за пару дней снести артиллерийским обстрелом не только Майдан и Банковую, но и пол Киева. Звериная жестокость украинских карателей пробудила страшную разрушительную силу на древней казацкой земле. И, скорее всего, на попогибель Украине.

Уже сам по себе феномен Славянска показал, что полноценной и дееспособной армии у Киева нет. И это не было ни для кого тайной ещё до начала боевых действий. Начинать войну, не имея армии и военных союзников, это не просто глупая авантюра, а откровенное безумие. Но, тем не менее, Киев войну начал.

После Славянска, убедившись в неэффективности ВСУ, вожди Майдана сделал ставку на массированные удары по мятежным городам тяжёлой артиллерией и авиацией. Украинские генералы и политическое руководство Украины исходило из того, что тотальное разрушение населённых пунктов Донбасса сделает их оборону бессмысленной и невозможной. До определённого момента данная тактика давала свои результаты. Снося всё на своём пути при помощи артобстрелов и бомбардировок, вооружённые силы Украины стали постепенно сжимать огненное кольцо вокруг Донецка и Луганска, оказавшись на подступах к столицам мятежных республик. Следом за ними шли карательные батальоны украинских неонацистов, устраивая массовые экзекуции и расстрелы «неправильного» гражданского населения.

Однако чем глубже танковые клинья украинской армии вонзались в Донбасс, тем яростнее и эффективнее становилось сопротивление ополченческих отрядов. И в этой, на первый взгляд, хаотичной обороне была своя чёткая стратегическая цель – максимально измотать и обескровить наступающего противника. Фактически Донбасс использовал традиционную оборонительную стратегию Руси, заключающуюся в постепенном поглощении армии захватчика. Чёткой линии фронта на Донбассе не оказалось. Для его организации не было ни сил, ни смысла. Ополчение лишь удерживало ключевые территории, постепенно «обволакивая» и «переваривая» вражеские подразделения. Фактически украинская армия с упорством идиота рубила танковыми колоннами вязкое «болото» ополчения, которое постепенно и неумолимо их поглощало. Удары ВСУ в большинстве своём уходили в пустоту, неся смерть чаще всего гражданскому населению. В это же время отряды донбасского ополчения методично «съедали» ударный потенциал украинской армии без особого для себя вреда.

Прежде всего, перед ДНР-ЛНР была поставлена задача нейтрализации украинского превосходства в воздухе. С учётом масштабов и эффективности украинской авиации это сделать было не сложно.

На момент начала боевых действий, ВСУ располагали приблизительно тремя десятками вертолётов Ми-8 и двадцатью вертолётами Ми-24. Причём из них подняться в воздух была способна в лучшем случае половина.

Охота ополчения на украинские винтокрылые машины дала быстрые результаты. Потери боевых вертолётов оказались столь высокими, что в качестве важного военного фактора они перестали существовать в течение нескольких месяцев.

После этого начался процесс методичного уничтожения штурмовой авиации ВСУ. На момент начала военных действий, украинская армия располагала тремя десятками штурмовиков Су-25 (299-я бригада тактической авиации) и двумя десятками истребителей-бомбардировщиков Су-24 (7-я бригада тактической авиации). При этом из всех имеющихся в распоряжении ВВС Украины Су-25, в небо могло подняться около 14 машин, а из Су-24 лишь восемь. Большая часть этой «авиационной армады» была уничтожена к началу августа. Оставшиеся штурмовики уже не способны оказывать принципиальное влияние на ход боевых действий.

У Украины ещё есть несколько десятков истребителей МиГ-29 и Су-27, которые Киев пытается использовать в качестве бомбардировщиков, но их использование против наземных сил малоэффективно и на малых высотах истребители точно также легко сбиваются как и штурмовики.

Таким образом, к июлю, превосходство украинской армии в воздухе было полностью нейтрализовано.

После этого главной задачей вооружённых сил ДНР-ЛНР стало методичное уничтожение бронированной техники ВСУ.

Никто точно не знает (кроме Министерства обороны РФ, детально изучившего данный вопрос за год до войны), каким реальным количеством танков и бронетранспортеров располагает украинская армия. На складах ВСУ находятся тысячи единиц советской бронетехники, но большая её часть это – металлолом. По некоторым данным, в целом Украина может заставить двигаться и стрелять до тысячи, в той или иной степени пригодных к использованию, танков. Для масштабов боевых действий на Донбассе это более чем серьезный военный потенциал. Танковое соединение в 300-400 машин, усиленное бронетранспортёрами и пехотой само по себе могло бы снести на своём пути любую оборону ополчения, до сих пор не располагающего достаточным количеством артиллерии.

Однако подавляющее превосходство ВСУ в бронетехнике нивелируется отсутствием необходимого для неё количества подготовленных танковых экипажей и армейского командования, способного подобной танковой армадой эффективно командовать. Именно поэтому украинская армия вынуждена использовать в зоне боевых действий относительно небольшие танковые группы, наиболее крупные из которых не превышают 6-8 десятков машин. При этом не усиленные боеспособной пехотой, украинские танковые подразделения, особенно в условиях больших городских агломераций, становятся весьма лёгкой добычей донбасской пехоты, поддерживаемой на данный момент артиллерией и танками. Причём как показывает практика, ДНР-ЛНР удаётся использовать свои тяжёлые вооружения максимально эффективно, о чём свидетельствуют постоянно возникающие в зоне боевых действий «котлы» с окружёнными группировками ВСУ.

Запасы танков и БТРов Украины значительны, но не бесконечны и на данный момент они начинают иссякать. Об этом непосредственно свидетельствует тот факт, что американцы начали перебрасывать на Украину из стран Восточной Европы эшелоны со старой советской бронетехникой. Это первый признак того, что стратегия донбасской армии даёт свои плоды – ВСУ стремительно теряет запасы своих тяжёлых вооружений.

И, наконец, не менее, а может и более важный элемент стратегии армии ДНР-ЛНР это – процесс непрерывного, масштабного уничтожения личного состава частей украинской армии и Нацгвардии.

В последние месяцы истребление украинских военнослужащих, нацгвардейцев и боевиков различных батальонов территориальной обороны приобретает просто катастрофические масштабы в связи с чередой «котлов» на юге театра военных действий. Всё это в большей степени начинает напоминать не войну, а гигантскую мясорубку, в которую Киев непрерывно отправляет тысячи мобилизованных, но не готовых к войне новобранцев.

Фактически повторяется одна и та же схема: очередная группировка ВСУ при поддержке танков глубоко входит моторизованным клином в территорию ДНР, а после этого следуют отсекающие удары ополчения с флангов и атакующие украинские части оказываются в окружении, где их начинают методично уничтожать при помощи тяжёлой артиллерии. При этом у Киева не оказывается ни сил, ни желания осуществлять разблокирование попавших в окружение подразделений. Их просто бросают на произвол судьбы. Фактически война последних месяцев превратилась в череду кровавых «котлов» с массовым уничтожением в них солдат и офицеров ВСУ.

Если уже сейчас подводить предварительные итоги военной кампании на Донбассе, то необходимо констатировать, что на данный момент вооружённые силы Украины не смогли осуществить ни одной из поставленных перед ними стратегических задач.

Во-первых, ВСУ не удалось отсечь ДНР-ЛНР от российско-украинской границы.

Во-вторых, украинская армия не смогла рассечь и изолировать друг от друга территории мятежных республик.

И, в-третьих, вооружённые силы Украины не смогли ни окружить, ни тем более захватить Донецк и Луганск.

При этом на момент августа украинская армия потеряла свои наиболее боеспособные пехотные подразделения, осталась без авиации и теперь стремительно теряет бронетехнику.

Если «Южный котел» имени Дня Независимости будет уничтожен точно так же, как и предыдущие (а это, скорее всего, так и будет), то к концу сентября вооружённые силы Украины потеряют свой наступательный потенциал. А это, в свою очередь, будет означать перелом в войне.

При этом необходимо учитывать, что на данный момент Донбасс уже обладает достаточно многочисленной, обстрелянной, добровольческой (а значит хорошо мотивированной) армией, которая смогла перейти в своей организации от разрозненных ополченческих формирований к централизованной системе армейского управления. Если в начальной фазе битвы за Донбасс ополчение сражалось при помощи палок и охотничьих ружей, то сейчас объединённая армия Новороссии обладает тяжёлой артиллерией, танками и бронетранспортёрами. При этом, судя по эффективности ведения боевых действий подразделениями ДНР-ЛНР, костяк донбасских вооружённых сил составляют опытные кадровые военные, способные планировать и осуществлять военные операций как минимум на уровне бригадных соединений.

Если говорить в целом, то приходится констатировать, что украинская армия уже достигла пика своих сил и теперь её военный потенциал будет только уменьшатся (в силу объективных причин, которые сложились не только в зоне боевых действий, но и в тылу), а армия ДНР-ЛНР только начинает движение к пику своих сил, и её военный потенциал будет лишь нарастать. Особенно интенсивно данный процесс пойдёт в случае присоединения к мятежным республикам новых регионов на юге и востоке.

Фактически на данный момент Донбасс стал для Украины одним большим «котлом», из которого, судя по всему, она уже не способна вырваться. Каждый новый месяц войны неумолимо приближает гибель страны.

Андрей Ваджра

УкраинаРу