?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
ОТ «ВАШИНГТОНСКОГО КОНСЕНСУСА» К «МИРОВОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ»
andreyvadjra

3 апреля 2011 года на ежегодном заседании МВФ и Всемирного банка, президент и исполнительный директор МВФ Доминик Стросс-Кан выступил с концептуальной полуторачасовой речью, которая произвела эффект разорвавшейся бомбы.

У слушателей могло сложиться впечатление, что МВФ захватили восставшие из могил члены Коммунистического интернационала, чтобы их лидер на фоне мирового кризиса мог провозгласить с высокой трибуны некий революционный манифест, призывающий к «отречению от старого мира» и построению мира нового, справедливого, планово-регулируемого.

В частности Доминик Стросс-Кан заявил, что до кризиса все были уверены, будто понимают, как надо управлять экономическими системами. Существовал «Вашингтонский консенсус», который формулировал вполне конкретные правила валютной и налоговой политики. «Консенсус» неустанно утверждал, что экономический рост напрямую зависит от отмены госконтроля в финансовой и экономической сфере. Однако на деле оказалось, что низкая инфляция, высокий экономический рост, слишком свободный и никому неподконтрольный финансовый рынок ведут к финансово-экономической катастрофе.

В связи с этим важным выводом глава МВФ, не стесняясь революционного пафоса, констатировал: «Вашингтонский консенсус с его упрощёнными экономическими представлениями и рецептами рухнул во время кризиса мировой экономики и остался позади».

Подобные слова не просто режут слух, но звучат несколько комично, так как МВФ – это один из главных бастионов идеологии «Вашингтонского консенсуса» и основной инструмент навязывания этой идеологии всему миру. А получается, что глава МВФ выступил против того, чему два долгих десятилетия служит возглавляемый им сейчас Международный валютный фонд.

От чего они отказываются

«Вашингтонский консенсус» возник в 1989 году как перечень правил экономической политики для стран Латинской Америки. Сформулировал его английский экономист Джон Уильямсон. Этот документ-программа показывал латиноамериканским странам чёткий путь от их регулируемых авторитарными режимами экономик к либеральной финансово-экономической модели западного типа.

В нём речь шла о принципах, которые, по мнению Уильямсона, отражают общую позицию администрации США, главных международных финансовых организаций (МВФ и Всемирного банка), а также ведущих американских аналитических центров. Так как штаб-квартиры всех перечисленных структур находились в Вашингтоне, написанный Уильямсоном документ был назван «Вашингтонский консенсус».

Данный документ-программа включает набор из 10 основных шагов в сфере экономики, которые необходимо осуществить любому правительству для построения в стране современной финансовой и экономической системы западного типа. В частности осуществить:

• либерализацию (дерегулирование) экономики;
• приватизацию государственного сектора экономики;
• усилить фискальную дисциплину (поддержание минимального дефицита бюджета за счёт сокращения социальных программ);
• защиту собственности и прав собственников;
• снижение ограничений для прямых иностранных инвестиций;
• свободную конвертацию национальной валюты;
• либерализацию внешней торговли (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин);
• либерализацию финансовых рынков;
• снижение предельных ставок налогов;
• реорганизацию структуры бюджетных расходов в сторону приоритетности здравоохранения, образования и инфраструктуры.

Два десятилетия Запад в целом и Соединённые Штаты в частности планомерно и целенаправленно всеми возможными способами и средствами навязывали миру эти 10 главных принципов «Вашингтонского консенсуса». Однако 3 апреля этого года, глава МВФ, вдруг заявил, что эти принципы - нежизнеспособны, ошибочны и даже вредны.

Иначе говоря, в Международном валютном фонде неожиданно пришли к парадоксальному выводу о том, что многолетняя деятельность их организации – ошибочна и даже опасна для тех, на кого она направлена.

Грани «прозрения»

После внезапного прозрения МВФ устами своего главы констатировал, что именно стремление стран к достижению низкого бюджетного дефицита, бурному экономическому росту, свободному, никем не контролируемому финансовому рынку и либеральным налогам привели к мировому финансово-экономическому кризису.

Но самое поразительное то, что МВФ неожиданно стал рассматривать финансовое и экономическое мироустройство практически с позиций левой идеологии.

С точки зрения Доминика Стросс-Кана, для преодоления неопределённости посткризисного мира, необходимо создать новые принципы экономической и социальной политики как для мирового сообщества, так и для каждого отдельного государства.

В частности, по мнению главы МВФ, западный мир понял, что «финансовый сектор нуждается в серьёзном хирургическом вмешательстве с точки зрения регулирования». Кризис, по словам Стросс-Кана, стал порождением культуры бездумных рисков, и эта культура жива до сих пор. «В конструировании новой макроэкономической системы для нового мира маятник качнётся, по крайней мере немного, от рынка к государству и от сравнительно простых вещей к вещам более сложным».

Примечательно, что в МВФ теперь уверены: финансовый сектор необходимо облагать налогами, чтобы переложить на него ту часть расходов, которая из-за его же рискованных операций легла на бюджеты государств и, как следствие, на население.

Финансовая глобализация, заявил Стросс-Кан, усилила неравенство, и это стало одной из тайных пружин кризиса. «Поэтому в более долгосрочной перспективе устойчивый рост ассоциируется с более справедливым распределением доходов, – объявил глава МВФ. – Нам нужна глобализация нового рода, более справедливая глобализация, глобализация с человеческим лицом. Блага от экономического роста должны широко распределяться, а не просто присваиваться горсткой привилегированных людей».

Можно, конечно же, всё списать на то, что глава МВФ является членом французской Социалистической партии. Причём крайне активным членом, сумевшим в рамках партийной структуры даже создать отдельную секцию «Социализм и иудаизм». Однако крайне сомнительно, что на ежегодном заседании МВФ и Всемирного банка, он выступал от имени социалистов.

Стросс-Кан как экономист всегда был убеждённым либералом. Именно поэтому в 1997 году, будучи министром экономики, финансов и промышленности, он реализовал во Франции программу финансово-экономических преобразований, как раз в рамках принципов «Вашингтонского консенсуса». Социалистические убеждения Стросс-Кана никоим образом не мешали ему быть в своё время энергичным сторонником экономического либерализма. И то, что он резко изменил свою позицию, произошло отнюдь не под влиянием его социалистических взглядов.

С одной стороны, революционное выступление Стросс-Кана в немалой степени потешило моё самолюбие, так как при ознакомлении с ним у меня возникло нескромное, но приятное ощущение, что практически все тезисы главы МВФ о современной экономической и финансовой системе Запада были заимствованы из моей книги «Путь зла. Запад: матрица глобальной гегемонии». Бывают и такие совпадения.

За что боролись-то?

Но с другой стороны, возникло неприятное ощущение, что всех нас опять хотят «кинуть».

Прежде всего, совершенно непонятно, почему, если 10 пунктов «Вашингтонского консенсуса» ошибочны, вредны и опасны, украинское правительство смогло получить гигантские кредиты МВФ лишь при условии неукоснительного соблюдения как раз именно этих 10 программных принципов?

Если, как утверждает глава МВФ, «Вашингтонский консенсус» с его упрощенными экономическими представлениями и рецептами рухнул во время кризиса мировой экономики и остался позади, то почему его программа до сих пор упорно навязывается Украине представителями МВФ? Ведь получается, что для Украины «Вашингтонский консенсус» – это не прошлое, а настоящее и будущее.

Где логика?

Впрочем, не это главное.

…И чем сердце успокоится

«Вашингтонский консенсус» на практике доказал свою недееспособность и губительность, послевоенный миропорядок рухнул и его необходимо заменить новым мировым порядком, основанным на новых принципах. Всё вроде правильно и логично, вот только настораживает призыв к распределению благ.

Здесь сразу возникает вопрос: А КТО ИМЕННО ПОЛУЧИТ ПОЛНОМОЧИЯ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ БЛАГ В МАСШТАБАХ ВСЕЙ ПЛАНЕТЫ?

Правительство США? МВФ? ООН? Или некий новый орган, который будет олицетворять собой глобализацию «с человеческим лицом», блюсти высшую справедливость, контролировать все ресурсы Земли, управлять мировой финансовой и экономической системой и перераспределять по своему усмотрению блага, которые создаёт человечество?

В связи с этим, я не удивлюсь, если вскоре Доминик Стросс-Кан выступит с долгой концептуальной речью под названием «Ведущая роль Мирового правительства в новом мировом порядке». Эта идея уже давно витает в масонских умах правящей элиты Запада (о чём я писал в своей книге).

То, что принципы экономического либерализма, принципы «Вашингтонского консенсуса» не просто несправедливы и губительны, а представляют собой концепцию цивилизованного механизма экспроприации природных ресурсов и материальных благ в пользу Запада, сегодня поняли уже даже слабоумные. На мой взгляд, проблема не в этом. Мне кажется, проблема в том, что от одной крайности – либеральной системы, на первый взгляд, дерегулированной, а на самом деле подконтрольной финансовому пулу транснациональной олигархии, нам всем предлагают перейти к другой крайности – некой плановой глобальной системе, управляемой «мировым правительством», прямому регулированию всего и вся. Но это – «те же яйца, только вид сбоку». Кто будет контролировать это «мировое правительство»? Не догадываетесь?

Глобальная либеральная экономика, под тяжестью накопившихся системных ошибок, зависла и начала разваливаться. Иначе говоря, механизм экспроприации Западом незападного мира стало не по-детски клинить. Не трудно понять, что модернизации он не подлежит, так как полностью себя исчерпал. Нужен новый, безотказно работающий механизм глобальной экспроприации, прикрытый абстрактными рассуждениями о справедливости. В условиях мирового кризиса подобные рассуждения со стороны международного финансового капитала звучат вполне разумно.

Не менее разумно будет звучать и то, что альтернативой тотально дерегулированному либерализму может быть лишь тотально планируемая и регулируемая финансово-экономическая система, во главе с «мировым правительством». Именно об этом мечтали и мечтают те, кто создал глобальный либерализм и столкнул мир в глубокую пропасть мирового финансово-экономического кризиса.

Андрей Ваджра,
специально для http://andreyvadjra.livejournal.com/


  • 1

Re: Немного о Польше - 1

Теперь давайте опять вернемся в Восточную Европу. В Польшу.
Прежде всего, с самого начала польских «рыночных преобразований» в стране начал стабильно возрастать дефицит торгового баланса и дефицит текущего оборота платежного баланса на фоне хронического бюджетного дефицита, который особенно резко обострился после завершения большой приватизации, когда правительству уже нечего было продать, чтобы наполнить бюджет. Если в 2000 г. бюджетный дефицит Польши составил 15,4 млрд. злотых, то в 2001 г. увеличился до 32,4 млрд., в 2002 г. до 39,4, а в 2004 г достиг 45,5 млрд. злотых (11,5 млрд. дол. США или 9,9 млрд. евро).
Внешний долг Польши за годы «рыночных реформ» направленных на достижение экономических евростандартов вырос до 92 миллиардов евро [13], а государственный долг в 2005 году перевалил через отметку 50% ВВП (!) и начал в 2006 г. приближаться к 60 %, что фактически создало реальную угрозу национального дефолта [14].
При этом необходимо учитывать тот факт, что гигантские многомиллиардные долги США просто списали Польше. Руководствуясь не экономической, а геополитической целесообразностью.
Особенное внимание украинским «евроинтеграторам» рекомендую уделить сельскому хозяйству евроинтегрированной Польши (в нем занято 20% всего трудоспособного населения страны), на котором более всего сконцентрировалась регулятивная политика Евросоюза, постепенно доводящая сознание польских крестьян до революционного экстаза.
И это не случайно. Ведь именно на селе, после либеральных реформ по схемам чиновников ЕС, сложилась особо бедственная социальная ситуация. Там, на данный момент работу имеет лишь каждый пятый крестьянин. Латентная безработица в сельском хозяйстве достигает уровня 1-1,5 млн. человек. При этом многие эксперты считают, что следующая волна планируемых ЕС структурных реформ сельского хозяйства Польши вообще лишит этих людей всяких средств к существованию, так как из 2,4 млн. польских крестьянских хозяйств, в лучшем случае, выживут в условиях свободной конкуренции в рамках общего рынка ЕС лишь около 900 тысяч.
По данным министерства сельского хозяйства Польши, на данный момент 50% сельских хозяйств страны не производят продукцию на продажу, 27% реализуют не более 40% своей продукции, 6% - реализуют более 61%, и только 2% продают на рынке 81% продукции. Хозяйства с размером пашни до 10 га являются неэффективными с точки зрения затрат труда. Поляки, работающие в 1,5 млн. крестьянских хозяйств имеют доход, равный пособию по безработице. По свидетельству экспертов, уже сейчас фактически нежизнеспособны 26 % сельских хозяйств Польши.
Таким образом, подавляющее большинство польских крестьян производит продукцию лишь для того, чтобы себя прокормить, и только принадлежащая им земля пока позволяет избежать полной нищеты. Необходимо учитывать и то, что как Польша, так и новые восточноевропейские члены ЕС в целом, оказались в неравных условиях конкурентной борьбы на сельскохозяйственном рынке. Дело в том, что на данный момент объем прямых финансовых дотаций Евросоюза сельскому хозяйству своих новых восточноевропейских членов составляет лишь 25% от объема помощи фермерам Западной Европы. Создание одинаковых условий для «новых» и «старых» членов ЕС предполагается только в 2013 году. Однако сомнительно, что бóльшая часть сельского хозяйства Польши, как и других стран Восточной Европы, доживет до этого счастливого момента. Полное открытие их внутренних рынков приведет в ближайшие годы к массовому разорению их земледельцев, которые не смогут конкурировать с дешевой сельхозпродукцией дотационных стран Евросоюза.

  • 1