?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
ОТ «ВАШИНГТОНСКОГО КОНСЕНСУСА» К «МИРОВОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ»
andreyvadjra

3 апреля 2011 года на ежегодном заседании МВФ и Всемирного банка, президент и исполнительный директор МВФ Доминик Стросс-Кан выступил с концептуальной полуторачасовой речью, которая произвела эффект разорвавшейся бомбы.

У слушателей могло сложиться впечатление, что МВФ захватили восставшие из могил члены Коммунистического интернационала, чтобы их лидер на фоне мирового кризиса мог провозгласить с высокой трибуны некий революционный манифест, призывающий к «отречению от старого мира» и построению мира нового, справедливого, планово-регулируемого.

В частности Доминик Стросс-Кан заявил, что до кризиса все были уверены, будто понимают, как надо управлять экономическими системами. Существовал «Вашингтонский консенсус», который формулировал вполне конкретные правила валютной и налоговой политики. «Консенсус» неустанно утверждал, что экономический рост напрямую зависит от отмены госконтроля в финансовой и экономической сфере. Однако на деле оказалось, что низкая инфляция, высокий экономический рост, слишком свободный и никому неподконтрольный финансовый рынок ведут к финансово-экономической катастрофе.

В связи с этим важным выводом глава МВФ, не стесняясь революционного пафоса, констатировал: «Вашингтонский консенсус с его упрощёнными экономическими представлениями и рецептами рухнул во время кризиса мировой экономики и остался позади».

Подобные слова не просто режут слух, но звучат несколько комично, так как МВФ – это один из главных бастионов идеологии «Вашингтонского консенсуса» и основной инструмент навязывания этой идеологии всему миру. А получается, что глава МВФ выступил против того, чему два долгих десятилетия служит возглавляемый им сейчас Международный валютный фонд.

От чего они отказываются

«Вашингтонский консенсус» возник в 1989 году как перечень правил экономической политики для стран Латинской Америки. Сформулировал его английский экономист Джон Уильямсон. Этот документ-программа показывал латиноамериканским странам чёткий путь от их регулируемых авторитарными режимами экономик к либеральной финансово-экономической модели западного типа.

В нём речь шла о принципах, которые, по мнению Уильямсона, отражают общую позицию администрации США, главных международных финансовых организаций (МВФ и Всемирного банка), а также ведущих американских аналитических центров. Так как штаб-квартиры всех перечисленных структур находились в Вашингтоне, написанный Уильямсоном документ был назван «Вашингтонский консенсус».

Данный документ-программа включает набор из 10 основных шагов в сфере экономики, которые необходимо осуществить любому правительству для построения в стране современной финансовой и экономической системы западного типа. В частности осуществить:

• либерализацию (дерегулирование) экономики;
• приватизацию государственного сектора экономики;
• усилить фискальную дисциплину (поддержание минимального дефицита бюджета за счёт сокращения социальных программ);
• защиту собственности и прав собственников;
• снижение ограничений для прямых иностранных инвестиций;
• свободную конвертацию национальной валюты;
• либерализацию внешней торговли (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин);
• либерализацию финансовых рынков;
• снижение предельных ставок налогов;
• реорганизацию структуры бюджетных расходов в сторону приоритетности здравоохранения, образования и инфраструктуры.

Два десятилетия Запад в целом и Соединённые Штаты в частности планомерно и целенаправленно всеми возможными способами и средствами навязывали миру эти 10 главных принципов «Вашингтонского консенсуса». Однако 3 апреля этого года, глава МВФ, вдруг заявил, что эти принципы - нежизнеспособны, ошибочны и даже вредны.

Иначе говоря, в Международном валютном фонде неожиданно пришли к парадоксальному выводу о том, что многолетняя деятельность их организации – ошибочна и даже опасна для тех, на кого она направлена.

Грани «прозрения»

После внезапного прозрения МВФ устами своего главы констатировал, что именно стремление стран к достижению низкого бюджетного дефицита, бурному экономическому росту, свободному, никем не контролируемому финансовому рынку и либеральным налогам привели к мировому финансово-экономическому кризису.

Но самое поразительное то, что МВФ неожиданно стал рассматривать финансовое и экономическое мироустройство практически с позиций левой идеологии.

С точки зрения Доминика Стросс-Кана, для преодоления неопределённости посткризисного мира, необходимо создать новые принципы экономической и социальной политики как для мирового сообщества, так и для каждого отдельного государства.

В частности, по мнению главы МВФ, западный мир понял, что «финансовый сектор нуждается в серьёзном хирургическом вмешательстве с точки зрения регулирования». Кризис, по словам Стросс-Кана, стал порождением культуры бездумных рисков, и эта культура жива до сих пор. «В конструировании новой макроэкономической системы для нового мира маятник качнётся, по крайней мере немного, от рынка к государству и от сравнительно простых вещей к вещам более сложным».

Примечательно, что в МВФ теперь уверены: финансовый сектор необходимо облагать налогами, чтобы переложить на него ту часть расходов, которая из-за его же рискованных операций легла на бюджеты государств и, как следствие, на население.

Финансовая глобализация, заявил Стросс-Кан, усилила неравенство, и это стало одной из тайных пружин кризиса. «Поэтому в более долгосрочной перспективе устойчивый рост ассоциируется с более справедливым распределением доходов, – объявил глава МВФ. – Нам нужна глобализация нового рода, более справедливая глобализация, глобализация с человеческим лицом. Блага от экономического роста должны широко распределяться, а не просто присваиваться горсткой привилегированных людей».

Можно, конечно же, всё списать на то, что глава МВФ является членом французской Социалистической партии. Причём крайне активным членом, сумевшим в рамках партийной структуры даже создать отдельную секцию «Социализм и иудаизм». Однако крайне сомнительно, что на ежегодном заседании МВФ и Всемирного банка, он выступал от имени социалистов.

Стросс-Кан как экономист всегда был убеждённым либералом. Именно поэтому в 1997 году, будучи министром экономики, финансов и промышленности, он реализовал во Франции программу финансово-экономических преобразований, как раз в рамках принципов «Вашингтонского консенсуса». Социалистические убеждения Стросс-Кана никоим образом не мешали ему быть в своё время энергичным сторонником экономического либерализма. И то, что он резко изменил свою позицию, произошло отнюдь не под влиянием его социалистических взглядов.

С одной стороны, революционное выступление Стросс-Кана в немалой степени потешило моё самолюбие, так как при ознакомлении с ним у меня возникло нескромное, но приятное ощущение, что практически все тезисы главы МВФ о современной экономической и финансовой системе Запада были заимствованы из моей книги «Путь зла. Запад: матрица глобальной гегемонии». Бывают и такие совпадения.

За что боролись-то?

Но с другой стороны, возникло неприятное ощущение, что всех нас опять хотят «кинуть».

Прежде всего, совершенно непонятно, почему, если 10 пунктов «Вашингтонского консенсуса» ошибочны, вредны и опасны, украинское правительство смогло получить гигантские кредиты МВФ лишь при условии неукоснительного соблюдения как раз именно этих 10 программных принципов?

Если, как утверждает глава МВФ, «Вашингтонский консенсус» с его упрощенными экономическими представлениями и рецептами рухнул во время кризиса мировой экономики и остался позади, то почему его программа до сих пор упорно навязывается Украине представителями МВФ? Ведь получается, что для Украины «Вашингтонский консенсус» – это не прошлое, а настоящее и будущее.

Где логика?

Впрочем, не это главное.

…И чем сердце успокоится

«Вашингтонский консенсус» на практике доказал свою недееспособность и губительность, послевоенный миропорядок рухнул и его необходимо заменить новым мировым порядком, основанным на новых принципах. Всё вроде правильно и логично, вот только настораживает призыв к распределению благ.

Здесь сразу возникает вопрос: А КТО ИМЕННО ПОЛУЧИТ ПОЛНОМОЧИЯ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ БЛАГ В МАСШТАБАХ ВСЕЙ ПЛАНЕТЫ?

Правительство США? МВФ? ООН? Или некий новый орган, который будет олицетворять собой глобализацию «с человеческим лицом», блюсти высшую справедливость, контролировать все ресурсы Земли, управлять мировой финансовой и экономической системой и перераспределять по своему усмотрению блага, которые создаёт человечество?

В связи с этим, я не удивлюсь, если вскоре Доминик Стросс-Кан выступит с долгой концептуальной речью под названием «Ведущая роль Мирового правительства в новом мировом порядке». Эта идея уже давно витает в масонских умах правящей элиты Запада (о чём я писал в своей книге).

То, что принципы экономического либерализма, принципы «Вашингтонского консенсуса» не просто несправедливы и губительны, а представляют собой концепцию цивилизованного механизма экспроприации природных ресурсов и материальных благ в пользу Запада, сегодня поняли уже даже слабоумные. На мой взгляд, проблема не в этом. Мне кажется, проблема в том, что от одной крайности – либеральной системы, на первый взгляд, дерегулированной, а на самом деле подконтрольной финансовому пулу транснациональной олигархии, нам всем предлагают перейти к другой крайности – некой плановой глобальной системе, управляемой «мировым правительством», прямому регулированию всего и вся. Но это – «те же яйца, только вид сбоку». Кто будет контролировать это «мировое правительство»? Не догадываетесь?

Глобальная либеральная экономика, под тяжестью накопившихся системных ошибок, зависла и начала разваливаться. Иначе говоря, механизм экспроприации Западом незападного мира стало не по-детски клинить. Не трудно понять, что модернизации он не подлежит, так как полностью себя исчерпал. Нужен новый, безотказно работающий механизм глобальной экспроприации, прикрытый абстрактными рассуждениями о справедливости. В условиях мирового кризиса подобные рассуждения со стороны международного финансового капитала звучат вполне разумно.

Не менее разумно будет звучать и то, что альтернативой тотально дерегулированному либерализму может быть лишь тотально планируемая и регулируемая финансово-экономическая система, во главе с «мировым правительством». Именно об этом мечтали и мечтают те, кто создал глобальный либерализм и столкнул мир в глубокую пропасть мирового финансово-экономического кризиса.

Андрей Ваджра,
специально для http://andreyvadjra.livejournal.com/


  • 1

только факты-2

Восточная Европа – 2003 год

Теперь что касается Восточной Европы, которую Вы записали в очень благополучный регион.

Исходя из распространенного доклада Всемирного банка «Рост, бедность и неравенство», в 2002-2003 годах в странах Восточной Европы и бывшего СССР проживало 61,2 млн. нищих. В Восточной Европе и бывшем СССР Всемирный банк считает нищими людей, которые живут менее чем на 2,15 дол.

Уверен, что после кризиса 2008 года эта цифра в Восточной Европе существенно возросла.

К примеру, согласно недавно опубликованному Румынскому обзору оценки и стратегии (Rumanian Evaluation and Strategy Survey) 45 % румын убеждены, что могли бы жить лучше, если бы антикоммунистической революции не случилось бы вообще. После 21 года жизни после «коммунизма» 61 % участников обзора высказались, что в настоящее время они живут в намного худших условиях, чем при Чаушеску.

Идем дальше.

Согласно статье в консервативном немецком журнале Der Spiegel, «Прославление Германской Демократической Республики» находится на подъеме по истечении двух десятилетий после падения Берлинской стены. Молодёжь и обеспеченные люди находятся среди тех, кто резко отрицают критику Восточной Германии как нелегитимного государства». В недавнем опросе общественного мнения, цитируемом Der Spiegel, больше половины (57 %) бывших восточных немцев защитило бывшую Германскую Демократическую Республику (ГДР). «В ГДР было больше хороших сторон, чем плохих. Были кое-какие проблемы, но жить там было хорошо» – утверждало 49 % из опрошенных. Восемь процентов восточных немцев категорически отвергло любую критику их бывшей родины и согласилось с утверждением, что «ГДР в большей части состояла из хороших сторон. Жизнь в ней была счастливей и лучше, чем в воссоединённой Германии сегодня». Эти результаты опроса, изданные по случаю 20-летней годовщины падения Берлинской стены обнаруживают, что ностальгия по прежней Восточной Германии проникла глубоко в сердца многих бывших восточных немцев. Это уже не просто тоскующие по прошлому старшие поколения, оплакивающие утрату ГДР. «Обрела черты новая форма ностальгии» – цитируется высказывание историка Стефана Волле. «Жажда идеального мира диктатуры выходит далеко за рамки прежних правительственных чиновников» – сетует Волле. «Даже молодые люди, не имеющие никакого опыта жизни в ГДР, его сегодня идеализируют».

Центральная Европа – 2010 год

По оценке Евростата, на сентябрь 2010 года в 27 странах Евросоюза за чертой бедности жили 84 млн человек — каждый шестой.

Естественно речь в данном случае не идет о 1,25 или 2,15 долл. в день.

Черта бедности в Центральной Европе – это менее 60% средней зарплаты по стране.
Как видим, не сладко живется и европейцам.

Вы еще не устали от своих «розовых слюней и соплей» по поводу прекрасной западной экономической модели?

Если она настолько хороша, то почему мир уже третий год сотрясает кризис?

  • 1