?

Log in

No account? Create an account

АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
Где грань между завистью и справедливостью? Кто ее проведет?
andreyvadjra
Зависть как источник бедствий

Подхватывая тему
1 28.07.2009 12:18
Zemljak

Неужели и Достоевский в народовольцы подался из зависти?
Зависть эгоистична, потому является побудительным мотивом для достижения личного преимущества перед другими, благоденствия, конкурентоспособности. Это категории индивидуализма. Коллективные социальные преобразования и взрывы одной лишь завистью не объяснишь. Скольких Ломоносовых не дождалась Отчизна из-за былого неравенства?
Неравенство вновь растёт. Но вместе с ним растут и пошлость, и зависимость (несвобода).
Довольно странно не учитывать извечное стремление человека к справедливости, пусть даже наряду с завистью и стяжательством.
Если зависть эгоистична, то справедливость может быть только для всех, по крайней мере как стремление, как идеал. Объекты зависти осязаемы, материальны. Ей чужды альтруизм и самопожертвование (как и идеализм вообще). Но эти высокие порывы свойственны справедливости. И наша история являет тому немало примеров. Разве об этом нужно умалчивать?


Где грань между завистью и справедливостью? Кто ее проведет?
2 28.07.2009 14:30
AndreyVajra
//Неужели и Достоевский в народовольцы подался из зависти?//

Ну, во-первых, Достоевский подался не в народовольцы, а в петрашевцы (в бомбометании он замечен не был).
Подался, конечно же, из юношеской глупости и романтизма. Но потом Достоевский прошёл очень трудный путь своего внутреннего, личностного, индивидуального развития. От примитивных идей ЗАПАДНОГО КОММУНИЗМА («все отобрать и поделить поровну») к гораздо сложному, более адекватному, РУССКОМУ, ПРАВОСЛАВНОМУ пониманию мира и человеческой природы.
Достоевский до каторги и после неё – два разных человека.
Именно поэтому он и написал психоаналитическое исследование русских революционеров (борцов за справедливость) – роман «Бесы», столь нелюбимый большевиками. Написал он эту книгу, руководствуясь реальной психологией типичного революционера, борца за вселенскую справедливость и его действительной мотивацией, возможно и не всегда им осознаваемой.

//Зависть эгоистична, потому является побудительным мотивом для достижения личного преимущества перед другими, благоденствия, конкурентоспособности. Это категории индивидуализма. Коллективные социальные преобразования и взрывы одной лишь завистью не объяснишь. Скольких Ломоносовых не дождалась Отчизна из-за былого неравенства?//

Ну почему же не объяснишь? Как раз именно завистью только и можно объяснить вспышки коллективной паранойи. Для этого стоит почитать воспоминания очевидцев революции о том, как обольщали и морально разлагали простой народ словесами о «справедливости», как превращали его в дикого, кровожадного зверя. И все во имя справедливости. А потом, как этого зверя ставили в стойло еще худшее, чем то, которое было при власти помещиков и капиталистов. И ставили в это стойло, опять-таки, во имя «справедливости».

Скажите, можно ли провести четкую грань в душе каждого человека между завистью и стремлением к справедливости? Ведь очень часто зависть рядится в одежды справедливости, очень часто человек совершает моральную подмену, выдавая свою элементарную, примитивную, злобную зависть за некое желание всеобщей справедливости. А как еще делать мерзости? Как можно их облагородить? Как можно оправдать? Только справедливостью.

//Неравенство вновь растёт. Но вместе с ним растут и пошлость, и зависимость (несвобода).//

Неравенство не растет. Неравенство было всегда. Точно так же как пошлость и несвобода. Просто неравенство, пошлость и несвобода сегодня стали несколько иными, чем раньше, в те времена, которые Вы по слабости памяти считаете справедливыми. Они просто видоизменились, точно так же как видоизменился их носитель.

Неравенство это - производная от человеческой несхожести. Неравенство встроено в саму природу человека. И как раз самая жестокая НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ, когда кто-то умствуя, желает всё неравное сделать равным. Умного уравнять с дураком, трудолюбивого с лентяем, красивого с уродом, бедного с богатым и т.д.
Это только спички в спичечном коробке равны, потому что прошли через один деревообрабатывающий станок. А люди не спички. Они индивидуальны, а потому и не равны друг другу. И пока люди остаются людьми, пока они не стали насекомыми, будет оставаться и неравенство между ними. Все попытки построить общество всеобщего равенства до сих пор заканчивались катастрофой и скачком еще большего неравенства существовавшего до этого. Украина тому яркий пример.

//Довольно странно не учитывать извечное стремление человека к справедливости, пусть даже наряду с завистью и стяжательством.//

Кто не учитывает извечное стремление человека к справедливости? Ильин? Бог с Вами…

На мой взгляд, проблема не в том, что кто-то хочет справедливости, а кто-то не хочет. Её хотят все. Но только у очень многих она на самом деле является завистью.
На мой взгляд, проблема в тех ориентирах, которые позволили бы всем нам чётко отличать справедливость от зависти.

В христианском перечне семи смертных грехов, зависть стоит на втором месте. Мне кажется это не зря, если учитывать, сколько людей из-за нее прошли через рукотворный ад, который должен был, якобы, привести их в царство справедливости.

//Если зависть эгоистична, то справедливость может быть только для всех, по крайней мере как стремление, как идеал. Объекты зависти осязаемы, материальны. Ей чужды альтруизм и самопожертвование (как и идеализм вообще). Но эти высокие порывы свойственны справедливости. И наша история являет тому немало примеров. Разве об этом нужно умалчивать? Однобокость суждений приводит к заблуждениям.//

Как показывает история, не только справедливость, но и зависть может быть для всех. Целые сообщества людей возникали благодаря этому чувству, а потом существовали, питаясь его энергетикой. Зависть как очень сильное чувство способно толкать людей на разнообразные поступки. Зависть, сосуществующая с ненавистью (национальной, классовой и т.п.) может приводить их к поступкам, которые со стороны можно расценить как некое самопожертвование. Нередко ненависть, вызванная завистью столь сильна, что толкает людей даже на самоубийственные деяния. Тут действует принцип: «Мне будет плохо, но и вам падлюкам не жить»!

Поэтому повторю еще раз. На мой взгляд, проблема не в том, что кто-то за справедливость, а кто-то против неё. Нередко даже отпетые подонки руководствуются справедливостью, точнее тем, как они её понимают.
Проблема в том, что за красивыми словесами о справедливости очень часто скрывается примитивная зависть, и порождаемая ею ненависть.

На мой взгляд, главная наша проблема в нахождении тех ориентиров, которые позволили бы всем нам чётко отличать справедливость от зависти.


  • 1
Голодные, не ззавидуйте сытым. И вообще справедливость не ищите. Подыхайте молча. Так Ильин сказал.

Приравнять к зависти можно что угодно, если не определить что это такое. Зависть – это чувство, оно появляется без рассуждений, происходит из инстинктов. Справедливость – всегда результат рассуждений, пусть зачастую ошибочных. Когда мы говорим о массовом проявлении чувств, мы подразумеваем стадность, когда сознательную (продуманную) позицию, приводящую к действиям – об обществе. Поэтому зависть, как причина коллективной паранойи не может быть «во имя справедливости». Оправдывать свой «грех» справедливостью можно, но подлог сразу же виден тому, кто возьмет на себя труд рассуждать.

«Неравенство – это производная от человеческой несхожести.» Да, согласен. Но признание равенства лежит в другой плоскости и там же на него ориентируется справедливость. Многим это понятно и так, для вас объясню. Все мы «травмированные жизнью» в разной степени и «уродства» наши неравны. Но создавались мы одинаковыми и предназначены для одного. Это, конечно, - нелогично, но, зато, приемлемо большинству, как основа взаимоотношений, как «конституция» общества. Однако всегда находятся люди вне общества, для них нет договора, и они нарушат любую конституцию.
Общество всеобщего равенства в вашей трактовке («самая жестокая НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ, когда кто-то, умствуя, желает всё неравное сделать равным») существует только в ваших опасениях. Коммунизм стремится только к тому, чтобы разумно составленный договор выполнялся всеми добровольно. В этом и равенство, в этом и справедливость.

Я не могу с Вами согласиться в том, что зависть чистое чувство. Зависть всегда опирается на какие-то рассуждения, обосновывающие ее притязания. Когда человек делает из чувства зависти какую-то гадость другому человеку, он объясняет для себя логически моральные причины своего поступка, и при этом всегда апеллирует к якобы попранной справедливости. Практически вся мерзость и гнусность, совершенная людьми, всегда апеллировала к справедливости. Практически все преступления совершались не во имя зла, а именно во имя добра. Практически всегда имела место моральная подмена мотивов.
К сожалению, разум не всегда способен противостоять той же зависти. В большинстве случаев разум лишь обслуживает эмоции человека, обосновывает их логически и морально. Увы…

Откуда Вы взяли, что «создавались мы одинаковыми и предназначены для одного»? Вы подаете свое ценностное суждение как аксиому, которая не нуждается в доказательстве. Правильно ли это с точки зрения той же формальной логики?
«Договор», о котором Вы говорите, все го лишь идеологическая условность. А у Вас он фигурирует чуть ли не как закон природы. В реальности никаких общественных «договоров» не существует. Общество, да и жизнь как таковая, это не лавка торгаша, где заключаются контракты.

Пользуясь вашим подходом, можно все, что угодно, объяснить завистью, прикрытой разговорами о справедливости. Вы не стараетесь сразу определить понятия и пользуетесь ими, как вам заблагорассудится. Доказать что-то всегда нелегко, а таким способом, какой используете вы, можно только внушить. Но что? Конструктивной схемы вы не предлагаете, поэтому внушением удастся только разрушить. Нечеткое понятие справедливость, например. Зачем вам это?

«Одинаковые и предназначенные для одного» - это действительно аксиома. Типа: «мы с тобой одной крови». Эта «идеологическая условность», по-моему, - единственная платформа для равноправного разговора. Отвергнув ее, с чем вы останетесь? На какой основе вы будете строить отношения с собеседниками, с партнерами, с согражданами?

Да все очень просто на самом деле. Нельзя социально-политический и экономический фундамент возводить из материала неоднозначных понятий, которые можно вертеть как хочется. «Справедливость» понятие предельно условное и субъективное. Вот и все…

«Одинаковые и предназначенные для одного» - это Ваша аксиома. Почему Вы так уверены, что для кого-то другого она тоже является аксиомой?
Ни в повседневной жизни, ни в политике и экономике эта аксиома является лишь теоретической. А на практике все несколько иначе. Говорим «одинаковые», а ведем себя отнюдь не как одинаковые. Разве это не очевидно?

«Да все очень просто на самом деле. Нельзя социально-политический и экономический фундамент возводить из материала неоднозначных понятий, которые можно вертеть, как хочется. «Справедливость» понятие предельно условное и субъективное. Вот и все…»

Легко с этим соглашусь. Но согласитесь и вы, что любой «социально-политический и экономический фундамент» возводился, и будет возводиться на понятиях условных и субъективных. Других просто нет. Понятия приобретают твердость, когда субъективное и условное совпадает у большинства. Но вначале нужно предъявить свое понимание. Что такое зависть, что такое справедливость и т.п. У вас получается, что на справедливости из-за шаткости понятия ничего построить нельзя. А на чем тогда можно? И нужно ли строить вообще? Я думаю, что нужно. И начинать надо с того что согласовать понятия и определиться с предпочтениями.

««Одинаковые и предназначенные для одного» - это Ваша аксиома. Почему Вы так уверены, что для кого-то другого она тоже является аксиомой?
Ни в повседневной жизни, ни в политике и экономике эта аксиома является лишь теоретической. А на практике все несколько иначе. Говорим «одинаковые», а ведем себя отнюдь не как одинаковые. Разве это не очевидно?»

«Мы с тобой одной крови». Вам очевидна одна сторона вопроса – мы не равны (актуально). Но и другая, о которой я говорю, и её «не замечаете» вы, тоже – очевидна. Мы ДОЛЖНЫ относиться друг к другу как равные. Здесь вопрос в модальности, должное и существующее. Не долг перед кем-то, а наилучшая стратегия. Уверен, вы в жизни поступаете именно так, поскольку в этом есть смысл. Это первое правило в отношениях между людьми. Наши отличия скрыты от нас, преимущество в одном легко может компенсироваться ущербностью в другом. Думаю, такой подход к равенству заложен и в наших инстинктах. Эта идея, а не актуальное равенство, преподносится в соответствующих лозунгах и закладывается в социальные конструкции.

  • 1