АНДРЕЙ ВАДЖРА

Очень трудно видеть и понимать неизбежное в хаосе вероятного


Previous Entry Share Next Entry
Долго ли осталось ждать в Польше антиукраинских погромов?
andreyvadjra



Украино-польское «стратегическое партнерство» выходит на новый уровень. Если до этого момента поляки и украинцы на бытовом уровне просто били друг другу лица и рушили памятники, то теперь взаимные обвинения начинают звучать с высоких трибун. К примеру, отвечая на вопрос журналистов, как необходимо выйти из той ситуации, в которой оказались украино-польские отношения, сын Романа Шухевича, которого поляки считают палачом польского народа, заявил, что надо просто «плюнуть в рожу» полякам. И всё сразу же наладится.


«Я бы плюнул полякам в рожу – и вся ситуация. Потому что из-за того, что мы прогибаемся перед каждым голодранцем, то мы так и выглядим. А что в Москве скажут, а в Варшаве скажут, а в Берлине скажут, а в Брюсселе скажут? В конце концов, а в Киеве что скажут? А в Киеве ничего не будут говорить, потому что боятся, как перепуганная мышь, которая не знает куда броситься», – отметил нардеп. Никто из представителей украинской власти его не поддержал, но и не осудил. Поэтому официальная позиция Киева фактически озвучена сыном героя Украины. Президент и премьер-министр на эту тему говорить боятся. Опасаются спугнуть последнего «стратегического союзника» и защитника Украины в ЕС. Из-за этого «сражаться» с поляками за украинцев, как и когда-то, продолжает Шухевич.

Впрочем, стоит признать, что позиция сына командира УПА достаточно аргументирована. Сказать, что в отношении Украины поляки были всегда белыми и пушистыми, трудно. Практически невозможно. У Польши рыльце тоже в пушку. Аргументы Шухевича крыть нечем:

«Если мы начнем считать, что их вообще незаконно приняли, то мы тоже можем выдвинуть много претензий к полякам. Например, то, что они реализуют, и те фальсификации, которые они делали. И то, что они делали практически до украинизации на Волыни в 30-х годах, то осадничество. Затем "операция Висла". Кстати, 11 млн. немцев — это также геноцид людей, которых они выслали из западных земель. Потому что одной из форм геноцида является массовое переселение, выселение народа. Они это с украинцами сделали, они это сделали и с немцами. И я считаю, что их в таком случае незаконно приняли в ЕС, если они не каются, а они за это не каются».

Поляки не каются, поляки просто бьют украинских граждан, оказавшихся на их территории в поисках лучшей доли. Их бьют как бандеровцев и нежелательный элемент. Так как поляки в Украину особо не рвутся, то бить украинским патриотам некого. По этой причине они просто ругаются и мечтают получать удовольствие от плевания полякам в рожи. Но в Европе на эту украинскую мечту смотрят крайне скептично. Там хотят толерантности.

Но гуманитарная политика современной Украины, по сути, направлена на уничтожение какой-либо европейской перспективы для её граждан. Развитие украинских общественных процессов абсолютно не отвечает любым западным концепциям либерализма и толерантности. А пока официальные власти Европы и США закрывают на это глаза, бытовая украинофобия, поднимаясь на верхние этажи государственной власти, вполне закономерно укореняется в соседних Киеву странах.

Как, например, должны относиться поляки к проведению во Львове велопробега в честь создателя ОУН Евгения Коновальца, который состоялся под патронатом местной областной государственной администрации (!) 17 июня этого года? Как к проявлению приверженности здоровому образу жизни? Или как к призыву повторить путь «героев Украины» в новых исторических условиях? Ни для кого не секрет, что этот «герой» лично встречался с Гитлером, активно трудился на благо Третьего рейха и вёл подрывную деятельность против Польши.

Официальная Варшава в силу внешнеполитических обязательств и обязательств перед трансатлантическими союзниками долгое время пыталась не замечать славных наследников ОУН и УПА, предпочитая списывать националистические эксцессы на «болезнь роста украинской демократии». Но потом вдруг оказалось, что это не болезнь роста демократии, а болезнь роста украинского неонацизма. И поляки вдруг резко прозрели. Сперва на уровне простых граждан, а потом и в лице польского истеблишмента.

На днях министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский выступил с весьма категоричным заявлением. В интервью интернет-порталу wPolityce.pl, характеризуя актуальные отношения с Украиной, глава польского МИД сказал следующее: «Хуже всего (обстоят дела), конечно, в исторических вопросах. Наше послание (украинцам) очень ясно: с Бандерой в Европу не войдете! Мы говорим об этом и громко, и тихо. Мы не повторим ошибок 90-х годов, когда не закрыли определенные проблемы в отношениях с Германией и Литвой. Я имею в виду статус польского меньшинства в этих странах. Исходя из этого опыта, мы будем твердо требовать от Украины, чтобы все дела (проблемные вопросы истории) были вычищены до того момента, когда Киев станет у порога Европы, прося о членстве».

Очень резкое и даже унизительное (в части сравнения Украины с попрошайкой у порога ЕС) заявление. Но какой срок отводит польский дипломат украинцам для выработки адекватной оценки своего места в истории и уважительного отношения к соседям? Двадцать, тридцать, пятьдесят лет? Неужели он не знает, что ни о какой перспективе членства в ЕС для Украины речь не идет в принципе? Это означает, что блокированием евроинтеграции на Украине уже никого не испугаешь. Даже дураки поняли, что в Европу не попадут, а значит, можно делать всё, что хочешь. Вот они и делают. А поляки их за это бьют. Пока только палками и кулаками. Правда, в ход уже идут и кувалды.

Так, к примеру, 26 апреля недалеко от Перемышля в селе Грушовичи по решению местных польских властей был демонтирован очередной памятник погибшим членам УПА. В этой связи лидер созданного в Польше «общественного комитета по устранению бандеровских мемориалов» М.Кульпа заявил, что его организация будет действовать до тех пор, пока не добьется ликвидации всех памятников украинским националистам на территории страны.

Стоит обратить внимание на две важные вещи. Во-первых, процесс сноса мемориалов УПА уже не хаотичен, как это было раньше, и направляется целым общественным комитетом. А во-вторых, деятельность подобных структур не только не осуждается, но и негласно поощряется официальной Варшавой. С одной стороны, польская власть лицемерно заявляет о своей поддержке Украины в её святой борьбе против «российского империализма», а с другой стороны, поляки упорно настаивают на необходимости отказа Украины от её официальной идеологии и канонизированных героев. Т.е., если называть вещи своими именами, поляки хотят срубить под корень процесс формирования новой украинской идентичности, неотрывно связанной с ОУН, УПА и всеми их «подвигами».

Украинская власть упрямо делает вид, что серьезной проблемы не существует. «Для нас война Богдана Хмельницкого национально-освободительная, начало гетманата. Для них – гражданская, заложившая распад Речи Посполитой. Для нас УПА – освободительное движение. Для них – препятствие для восстановления границ Польши 1939 года. Для нас Шухевич – национальный герой. Для них – глава УПА, причастной к польско-украинскому конфликту. В итоге мы должны договориться «не договариваться» — в отношении некоторых периодов, лиц», — заявляет не какой-нибудь галицкий обыватель, а рупор новой украинской идеологии, директор Института национальной памяти Владимир Вятрович.

Абсолютно не стесняются в откровенных оценках и другие «знатоки украинского этногенеза», формирующие мировоззрение молодого поколения Украины. «Украинцы во все времена, начиная от Богдана Хмельницкого, благодаря национализму, националистическим идеям и лозунгам поднимались на восстания, освободительные соревнования, жили в этом состоянии. Все «майданы», которые были в Украине, носили национальный, националистический характер и, фактически, призваны были решать не вопрос тарифов, выборов или иных современных стандартов жизни. Они должны были решать вопрос самого существования украинцев как нации. Для Украины вопрос национализма – это вопрос жизни и смерти. Будет национализм – будет Украина», – публично заявляет кандидат исторических наук, некто Николай Посивнич.

Впрочем, как говорит народная мудрость, «собаки лают, караван идёт». Поляки продолжают делать то, что считают нужным, а президент Порошенко, несмотря на явно антиукраинский крен, наметившийся в политике Польши, продолжает лебезить перед Варшавой, делая вид, что не замечает усиливающегося накала польской украинофобии. Так, в ходе состоявшегося 3 мая телефонного разговора с президентом Польши он в очередной раз подтвердил намерение лично приложить усилия, чтобы «сгладить острые углы» в двусторонних отношениях. Правда, не пояснил, как именно он это сделает. Заявит о том, что Бандера не герой, а Шухевич – прислужник немецких нацистов?

Недавно Порошенко заявил о своей готовности в самое ближайшее время подписать с Варшавой «дорожную карту по примирению». Это означает, что президент Украины на государственном уровне намерен признать факт т.н. волынской резни, на чем так настаивают поляки.

К чему это приведёт? Признание Порошенко факта этнических чисток на Волыни откроет путь для начала масштабной кампании «дегероизации» УПА не только за границами Украины, но внутри неё. Для сознательных украинцев это станет «зрадой», а для украинского президента, не особо любящего «циничных бандер», – хитрым политическим манёвром, способным ублажить Варшаву. На Бандеру Порошенко наплевать. Мир с поляками для него важнее. Тем более, в условиях формирующейся международной изоляции украинской верхушки (на G-20 президента Украины не пригласили, хотя там на повестке дня стоял украинский вопрос). А ведь Трамп посетил Польшу. Совпадение?

Кстати, чтобы скрыть вызревающую «зраду», пресс-служба Порошенко намерено исказила содержание его телефонного разговора с польским визави, а также ту тональность, с которой президент Польши вёл разговор. А тональность эта была такая же, как и у главы польского МИДа: либо Бандера, либо ЕС. Пётр Алексеевич – большой хитрун, поэтому он заявил, что в разговоре с Дудой жёстко потребовал от поляков осуждения операции «Висла», хотя на самом деле, как это официально объявила польская сторона, данный вопрос вовсе не обсуждался.

Ну а в то время как Порошенко энергично «виляет бёдрами» перед Варшавой, в том же украинском Институте национальной памяти подсчитали, что за последние три года в приграничных районах Польши было уничтожено или осквернено 15 памятников членам УПА и просто украинским селянам. Националисты Украины отреагировали аналогичным образом – надругались над пятью местами польскими исторической памяти, но счёт 5 к 15 явно не в их пользу. Тем более что эта «доблесть» была записана на счёт неуловимых «агентов Кремля».

Рекламируемая формула междунационального примирения «Прощаем и просим прощения!» явно не работает. Никто никого прощать не собирается и уж тем более просить прощения. Об этом свидетельствуют факты.

В январе с. г. в Жешуве пятеро молодых поляков избили группу украинских студентов, которых обзывали бандеровцами и заставляли признать, что Львов является польским городом.

В мае с. г. социальные сети потрясло видео, как несколько польских школьниц…

Полностью читать ЗДЕСЬ




  • 1
Укрию хорошо бы разорвать на 10 кусков, лишив укров промышленных зубов восточной части, и отрезав подход к морю. Тогда укры вернутся к своим истокам, и их мнение будет нас интересовать не больше мнения, например, молдаван.

  • 1
?

Log in